Оргия (18+)

william-adolphe_bouguereau_1825-1905_-_the_youth_of_bacchus

Я был в самом эпицентре безумной оргии.

Вокруг меня калейдоскопом мелькали самые разнообразные части человеческих тел, задерживаясь надолго или не очень. Была жара и томление.

Со всех сторон ко мне тянулись руки, губы, груди, наполненные любовью и влагой потаённые места. Хотя для нас не осталось уже ничего потаённого, скрытого или стыдного. Меня целовали, сосали, нежно прикасались и грубо хватали. Я окунался в мутные воды страсти, периодически выныривая, чтобы глотнуть свежего воздуха.

Но в момент перед высшим наслаждением, в ту секунду, когда любовники замирают перед тем, как взорваться самой первобытной эмоцией, на кровать вспрыгнул кот.

Наш плотный и потный клубок моментально распался на составляющие. Ядро расщепилось, но атомная бомба превратилась в тающую сахарную карамель. Вместо оглушительного взрыва со всех сторон на разные голоса доносилось: «Ой, какой милый котик, дайте мне погладить». Мы напрочь забыли, зачем вообще собрались. Кот громко урчал и был доволен собой.

Реклама

Марс против Брокколи

broc

Странно, что в детстве я за какой-нибудь плохонький Баунти мог родину продать, а за Сникерс или Марс чуть ли не душу заложить, а сейчас они кажутся какими-то безвкусными, химическими и неинтересными.

Вот жареные кабачки с чесноком или брокколи, от которых я маленьким нос воротил, сейчас воспринимаются пищей богов. Может, у меня просто никто готовить не умел?

Бегство

rep_279_114-1

Я убил Крёстного Отца.

Он явился в мой дом без всякого уважения и принялся угрожать. Он кричал, что я не могу слиться, не могу оставить наш бизнес, что он — моя семья. Он заменил мне отца, мать, многочисленных родственников, а ещё показал мне, как вести дела. Научил всему, что знал.

Поэтому я без сожалений прервал его истеричный монолог и выпустил пару пуль в его жирное брюхо.

Не успело тело Крёстного Отца сползти со стула, как в дом вломился Продажный Коп. Будто ждал за дверью всё это время. У него всегда был поразительный нюх на упущенную выгоду. А со смертью шефа он терял огромную прибавку к жалованью.

С ним мне пришлось повозиться. Мы долго бегали друг за другом по извилистым коридорам моего дома-крепости, разряжая в мебель, стены и друг в друга свои девятимиллиметровые.

В конце концов он, истекающий кровью, умирающий, выбрался на улицу и упал.

Я привёл в порядок дом и стал ждать. Интуиция подсказывала мне, что дёргаться бесполезно. Дом окружили полицейские машины, громкий вой сирен перебивал ход мыслей. На меня надели наручники и повезли в участок. Там меня встретил Продажный Коп собственной персоной. Живой, хотя и весьма потрёпанный. Одна рука у него висела на перевязи, ходил он с трудом.

Продажный Коп сказал, что знает о нашей организации организации очень многое, так как долго работал под прикрытием, но ему было бы интересно послушать мою историю с самого начала.

Я словно бы наблюдал за самим собой со стороны. Ещё минуту назад я не помнил ничего, кроме последних двух убийств (одного, как оказалось), но теперь из меня лилась вполне связная история. Сироту, брошенного на произвол судьбы, берёт под крыло молодой, амбициозный мафиози. Сирота начинает выполнять какие-то мелкие поручения, потом поручения более ответственные, учится, ему всё интересно, он во всё суёт любопытный нос и, когда амбиции уже не такого молодого мафиози приводят его на вершину, бывший сирота становится его правой рукой. Приёмным сыном. Наследником.

Я рассказываю Продажному Копу всё, без всяких угрызений совести. Семьи больше нет. Я уничтожил её своими руками пару часов назад. Лишь одна мысль не даёт мне покоя — я не хочу сидеть в клетке до конца жизни.

Я бросился бежать, как только Продажный Коп вывел меня покурить. Прекрасно понимая, что деваться мне некуда, я всё же бежал вперёд. Позади пыхтел мой раненый преследователь. Из темноты прямо передо мной вырос высоченный столб. Конечный пункт моего бегства. Я взобрался по нему на самый верх и повис там, вцепившись руками и ногами в остатки своей свободы.

Через какое-то далеко внизу появился Продажный Коп. В руке у него чернел пистолет-пулемёт.

Он приказал мне слезть. Я в ответ мотал головой. Он кричал, что прикончит меня. Я улыбался и ждал. Что угодно, только не тюрьма.

Он поднял руку и пустил очередь. Моя хватка ослабла, падая, я чувствовал головокружительную лёгкость. Я умер и резко проснулся. Чувство досады и неудовлетворёности заставило меня снова уснуть и придумать этой истории альтернативный финал.

Я бежал.

Я оторвался от погони, но знал, что мне нельзя останавливаться. Стоило на минуту замедлиться и в затылок тут же принимался дышать страх быть пойманным. За спиной раздавался топот и крики. Поэтому я прибавлял ходу и продолжал бежать. Мимо проносились города, поля, горы, страны, даже континенты. Я переплывал моря, ел, пил, но не останавливался ни на секунду.

Смерть не страшила. Ведь я уже умирал и это было совсем не больно. Но они могли не убивать меня, а посадить в тюрьму. И я бежал.

В конце концов, я смог скрыться. Через год или десять лет. Через десять тысяч километров или через миллион, но смог. Я убежал.

Но, чёрт возьми, как же я заебался.

Рыжая

3957

Она вилась вокруг меня в довольно легкомысленном, обтягивающем сарафанчике, словно пчёлка вокруг цветка. Меня с головы до ног окутывало её рыжее великолепие, бархатистый огонь согревал, но не обжигал.

Сквозь ткань отчётливо проступали её маленькие, напряжённые сосочки. Глаза искрились, а голос звенел, когда она говорила мне о том, как я ей безразличен.

Я только посмеивался в ответ и похлопывал её ладонью пониже спины. В конце концов она задрала подол своего сарафана, опутала меня ногами и прижала к себе, признавшись, что давно хочет меня. Жаждет нашей близости с самой первой встречи, несмотря на то, что я настоящий зануда и айтишник.

Но я не дал, конечно. Я ведь женат и вообще не для неё моя роза цвела.

Дедукция

download

*В любом кино про детективов.*

Гениальный сыщик: «Этот человек — фермер, он женат, у него двое детей и проблемы с алкоголем».

Изумлённая публика: «Но как, Холмс?!»

Гениальный сыщик: «Элементарно! Его ботинки перепачканы в навозе, из карманов его джинсового комбинезона торчат колосья пшеницы и бутылка первача, а за спиной стоит женщина с двумя детьми».

Изумлённая публика аплодирует.

*Где-то в реальной жизни.*

Гениальный сыщик: «Это офисный задрот».

Изумлённая публика: «Но как, Холмс?!»

Гениальный сыщик: «Да хер его знает. Может быть, потому что у нас 95% таких и выглядят они одинаково».

Цельнометаллическая оболочка

Это моя винтовка. Таких винтовок много, но эта — моя.
Моя винтовка — мой лучший друг. Она — моя жизнь. Я должен научиться владеть ею так же, как я владею своей жизнью. Без меня моя винтовка бесполезна. Без моей винтовки бесполезен я.

Пока не вступил в силу ещё один закон, приближающий наше любимое государство к мировому образцу культуры, хорошие ребята из Иногокино провели очередную ретроспективу, на этот раз посвящённую Кубрику.

cof

Думаю, очень многие ждали показов конкретной картины — «2001 год: Космическая одиссея». Не сложилось. Наверное, даже к лучшему, потому что Одиссею мы стройными рядами пойдём смотреть в конце августа в формате IMAX.

Сияние, Одиссея и другие фильмы Кубрика — это, без сомнения, растасканные на цитаты шедевры, но лично я горячо люблю «Цельнометаллическую оболочку», которая мне и была интересна в рамках данного мероприятия.

kinopoisk.ru Читать далее

Джей и молчаливый Боб наносят ответный удар

1400x0

Самое смешное, что есть в этом фильме — это то, как однажды, когда я учился в 11 классе, ко мне подошла моя одноклассница — девочка-припевочка, победительница всех районных олимпиад по естественным наукам, будущая медалистка и МГУ-шница и попросила «что-нибудь лёгкое и забавное посмотреть на вечерок».

Ну я дома перед полкой с коллекцией VHS репу почесал, взял кассету с Джеем и молчаливым Бобом и вручил девочке-одуванчику с краткой аннотацией: «оборжаться ваще».

Через пару дней она мне кассету вернула и сказала, что фильм-то неплохой, без сомнений, но надо было предупредить её, что это не семейная комедия и с родителями это смотреть категорически нельзя.

До сих пор ржу как конь, когда представляю, как Машенька уютненько усаживается со своими чрезвычайно консервативными предками перед теликом, включает видак, а им по ушам с первых же секунд:

— Хер тебе в рыло, сраный урод!

— Бля! Бля! Бля! Сука, твою мать! Сука, твою мать! Бля, сука, бля, сука, бля! Шмалим дурь, курим шмаль!..

Да и сам фильм весёлый, но с возрастом понимаешь, что та же «Догма» гораздо круче, конечно.