Я вообще молчу

6516e014bc92f6c064a2874c3971186c

Обожаю парадоксы. Вот невольно подслушал недавно прекрасный телефонный разговор.

— Ну ты хотя бы полы протри.

— …

— Да. Да, ну протри полы-то.

— …

— Ну потому что. Я же за тобой посуду мою!

— …

— Я за тобой постоянно мою посуду и ничего тебе не говорю.

— …

— Я тебя не попрекаю тем, что посуду за тобой мою и вообще я молчу.

Реклама

Избранные

14066472237312

Мне уже 32 года, а я до сих пор не получил охуительных известий о том, что я чудо-мальчик, который выжил, избранный, последняя надежда джедаев или, на худой конец, единственный, кто может доставить в убежище водяной чип.

Ну как так-то, а? Где моя сова?

Как в кино

thumb

Каждому хотелось бы, чтобы его жизнь хоть немного напоминала хороший, добрый ситком.

Да-да, не отворачивайся, ты, который не такой, как все, тебе тоже этого хочется, каким бы уникальным ты ни был.

Когда ненавидимый всеми начальник-мудак выносит тебе мозг своим маразмом, тебе хочется ответить: «Ой, да заткнись ты, старый козёл», — и чтобы после этого зазвучал смех и аплодисменты аудитории, начальник понимает, как он был неправ, ты получаешь повышение.

Или когда происходит что-то грустное. Когда так щемит грудь, что ты задыхаешься. Когда горе и слёзы. В эту трагическую минуту молчания обязательный друг — глуповатый, но очень добрый, хлопает тебя по плечу и отмачивает что-нибудь до жути нелепое, но забавное. И смешки зрителей в этот момент звучат несколько неуверенно и осторожно, как будто они не знают, можно ли уже смеяться, выдержана ли достаточная пауза. И ты отвечаешь на сказанную нелепость чем-то вроде: «Да, очень похоже на моего папашу. Однажды он так напился, что принял десятилетнего меня за бармена и принялся рассказывать мне о том, какой толстой была его жена во время беременности…» — тут уж публика не выдерживает и взрывается хохотом. Овации, истерики, ты с лёгкой улыбкой ждёшь возможности договорить: «… но он всё равно не мог представить жизни без неё», — публика умиляется и растроганно стонет.

Всё. Нет никакого горя. Осталось в прошлой серии. Поместилось на трёх страницах сценария и перелистано.

И чтобы работа, пускай нудная и нелюбимая, оставалась где-то там, на фоне и не отнимала драгоценного времени, так необходимого для всех приключений, что ждут тебя на протяжении всех восьмидесяти сезонов.

И чтобы друзья всегда были рядом. Вот тут, прямо за стенкой, стоит открыть дверь и позвать. Или даже не звать, придут сами, когда нужно. И по всем законам жанра вы никогда друг от друга не устанете, никогда не будете лишними.

И чтобы на всё-всё-всё было время. Столько времени, сколько нужно. Нужно время на любовь? Пожалуйста. Двух эпизодов хватит? Ах, вам этого даже на первое свидание мало? Не вопрос, сделаем спинофф. Какие ещё рейтинги? У нас тут реальная жизнь, а не сериал. Держите время на друзей, время на научную работу.

Или вот добрые семейные комедии. Там мужья часто подозревают своих жён или жёны мужей в измене, а потом оказывается, что вторые половины готовили (для кого, кстати? Для первой половины? Как определяется, кто в паре первая половина, а кто вторая? Или в отношениях все половины вторые?) какой-нибудь приятный сюрприз или подарок.

Все счастливы, все смеются, показывая белоснежные зубы, и идеально розовые языки без болезненного налёта.

Чем не утопия, чем не пример для подражания?

И умница Данила, который лепил самые крепкие снежные крепости в городе, должен был стать архитектором, а не разнорабочим на стройке. Его грудь уже в раннем детстве украсили бледные шрамы нескольких операций, и слабое сердце бьётся с каждым годом всё тише. Всё хорошее, что было в его жизни — жена с ангельским личиком и крошка дочь, становится всё прозрачнее от учащающихся пьянок.

И Вовчик, который умел идеально сложить школьные брюки по стрелкам, который мог пройти самые сложные игры на денди и был обаятельным троешником, круглощёким любимчиком мам и бабушек, должен был разработать свою операционную систему, а не пропасть в каком-то подвале дома без номера, с мутным пакетом в руке.

И глупая, вредная девчонка, любовь к которой в первом классе можно было выразить вполне доходчиво несколькими тумаками, не должна была в тридцать лет стать дряблой тёткой.

Все они должны были быть рядом, за стенкой, чтобы появляться в нужный момент и вызывать восторг благодарной публики в прелестной комедии жизни, а не стать безымяннами жертвами скверной драмы.

И все мы должны были стать кем-то. Другими.

Музыкалка

 

Однажды я захотел стать музыкантом…

Желание появилось не просто так. Восемь лет по три-четыре раза в неделю я ходил в ненавистную музыкальную школу, чтобы выучить «Полонез Огинского» или «Танец маленьких лебедей», или послушать сплетни девчонок на сольфеджио. Читать далее

Нарциссы

Dorian-Gray-dorian-gray-32846735-1600-1067

Когда я встречаю людей, у которых в качестве обоев на телефоне или компьютере стоит собственная фотография, я всегда вспоминаю ту самую историю про чувака, который так долго пялился на своё отражение в воде, что превратился в овощ.

Этих древних греков хлебом не корми, дай во что-нибудь более или менее мерзкое превратиться.

Свою фотку на обои ставить, конечно, можно, но только если вы кот.