Звоните

kinogo.net

— … спасибо большое! Не знаю, чтобы я делал, если бы вы не восстановили мне этот файл!

— Не за что, в случае чего, звоните.

— Да, алё?

— Помогите мне, я не знаю, что делать!

— Кто это? Нахера вы звоните в два часа ночи?!

— Я только что убил своего соседа! Зарубил его топором, снёс ему башку!

— Ну а я-то тут при чём, больной ублюдок?!

— Вы сами две недели назад предложили звонить вам, в случае чего. У меня тут труп, всё в кровище и мозгах, мне нужна ваша помощь!

Двадцать пять (18+)

tumblr_nz9bb516q41rg590io6_1280

Мы встретились в один мерзкий, мокрый вечер, когда улицу засыпал тяжёлый серый снег, накрывая холодными плотными шорами мечты о далёкой весне.

Встретились мы там, где всегда происходят случайные и самые неожиданные встречи — в метро.

Навстречу мне шли люди — злые, бесцветные близнецы, и она ничем не выделялась из этой толпы, я прошёл бы мимо, не задержав на ней взгляда ни одной лишней секунды, если бы не любил её когда-то с такой силой, что даже сейчас, много лет спустя, сердце вдруг рывком ударило в рёбра, толкая меня в поток, заставляя схватить её руки, её нежные, хрупкие руки, стискивая их до боли, заглядывая в лицо с высокими, выточенными из мрамора скулами, улыбаясь одной лишь бледной тени былого счастья, выдыхая сквозь пожелтевшие от сигарет и алкоголя зубы: «Здравствуй. Как ты живёшь?»

Она казалась слегка увядшей, как будто уменьшившейся, при своём-то невеликом росте и утомлённой, но глаза всё ещё хранили остатки былого блеска, сумасбродного веселья и двадцатипятилетия. Не знаю, чего я боялся больше — того, что она не узнает меня или того, что она улыбнётся дежурно, ответит: «У меня всё хорошо», — мы поболтаем ни о чём и разойдёмся в разные стороны, чтобы не встречаться ещё столько же. Лучше никогда. Но она вдруг рассмеялась таким знакомым мне хриплым смехом и стала такой же молодой, как тогда в такси, в котором мы ехали со скучнейшего симфонического концерта, распивая из бутылки шампанское, украденное из буфета. Я целовал её руки, обнимал колени, проливая шампанское на свой костюм и шептал в горячке: «Какая же ты красивая! Какая же ты красивая!» А она смеялась хрипло, запрокидывала голову, подставляя шею под мои поцелуи и отвечала: «Да! Я просто охуенная!»

От этого смеха и я стал таким же молодым, и уродливые люди, косящиеся на нас с опаской, вдруг все тоже стали молодыми и прекрасными. Я уверен, что в тот момент высоко над нами перестал идти снег, а по дорогам побежали апрельские ручьи.

Нам снова стукнуло по двадцать пять. Взявшись за руки, мы влетели в вагон, не зная, куда идёт поезд. Мы выходили на улицу, шли куда вела дорога, не отпуская рук, не прекращая смеяться, как сумасшедшие. Молодые, не знающие чувств усталости, страха и вины. Мы заходили в подъезды, бары и метро, чтобы погреться и снова смеялись, а когда нам надоедало смеяться, мы целовались талыми губами. Мы были пьянее, чем тем вечером, в квартире, где мы познакомились. Где до утра дребезжала гитара, переходя из рук в руки. Где нестройные голоса тянули прекрасные песни под аккомпанемент бьющихся бутылок. Где друзья были самыми настоящими и верными, а жизнь прекрасной и вечной. Где я впервые услышал её хриплый смех и полюбил.

Её хриплый смех через столько лет привёл нас, в конце концов, туда, где стояла большая кровать. Может, это был чей-то дом. Может, мы сняли номер. Я не знаю. Я знал только, что хочу её так же сильно, как в ту ночь, когда впервые увидел её совершенную маленькую грудь. В ту ночь, когда я, дрожащим от возбуждения и страха перед тем, что она уйдёт, голосом, сказал ей, что нам нечем предохраняться, а она… да, она засмеялась, опрокинула меня на спину и оттрахала, смешивая свою влагу со слезами, а потом до самого утра мы занимались любовью. Её маленькая грудь всё ещё была совершенной. Её плоский живот не испортили чужие поцелуи и чужие дети. Она больше не смеялась, только стонала и кричала. Прямо как в ту ночь, когда нам было двадцать пять. Когда я так её любил.

Наутро, когда мы расстались — без смеха, поцелуев и обещаний, я снова постарел.

Японец

119fc9c0d66e805ba9d79ce8f30f6106

— Нельзя, вашу мать, связываться с наркотиками. Это гиблое дело. Вы что, блядь, смотрели мало фильмов про мафию?

— Мы же всё обсудили, нам позарез нужны деньги.

Перед нами лежала спортивная сумка, плотно набитая мутно-белой субстанцией в пакетах.

— Деньги можно заработать тысячей способов, — страх крутил мне живот.

— Жалкие гроши, — брезгливо поморщился Женя. Продав «это», мы заработаем в один момент столько, что сможем забыть обо всех проблемах. Навсегда. Читать далее

Короткий фантастический рассказ на тему кота

apocat

Коту было невыносимо скучно.

Он переделал все свои дела ещё утром. Потоптался в обоих своих лотках с песком, поел, поточил когти, поорал на своего человека, поел ещё раз, понаблюдал за птицами через большое окно и теперь лежал в своём кресле, не зная, чем ещё себя занять. От скуки кот cердито бил себя по круглым, тугим бокам мощным хвостом и громко урчал.

Он ещё не знал, что в скором времени ему предстоит спасти мир. Читать далее

Дочь

original

— Представляешь, папочка, мы два раза обошли все аттракционы и всё за один день! Хочешь ещё раз посмотреть видео с американских горок?!

Я успевал только улыбаться и кивать головой. Поток информации, которую вывалила на меня дочка, разил наповал и не оставлял времени для другой реакции.

Длинный, тяжелый, но чудесный день подходил к концу. Всю первую его половину я готовился к приезду дочери, а уже через пару дней возвращалась из командировки жена.

Поэтому я пылесосил, тёр, смахивал пыль с полок, потом подставлял стул и сма Читать далее

Детский сад

ds

Детский сад всегда начинался с прогулки. Нет. Детский сад всегда начинался с физиономии злобной воспитательницы. Тоже нет — иногда дежурила наша любимая добрая нянечка. До сих пор не могу понять, как можно брать на работу в детский сад злющих тётек.

Так с чего же начинался детский сад? С тяжёлого пробуждения, когда мне предлагали поспать ещё две минуты или посмотреть мультик, а пока я раздумывал, две минуты проходили?

Почему-то в субботу и воскресенье я без проблем просыпался практически в то же время, но перед детским садом встать в семь утра было поистине недетским испытанием.

Может быть. Очень может быть, что детский сад именно с этого и начинался. После пробуждения все домочадцы становились какими-то чужими и далёкими. Нам предстояла вечная разлука до восемнадцати ноль-ноль. Читать далее

Рокетмен

rocket-man-final_cropped

В ранний час возле окна выдачи заказов было пусто. Своих завтраков ждали лишь я, да ещё один паренёк — румяный, низкорослый, сделанный из мяса молодых бычков.

Шаркающей походкой к нам подкрался сутулый мужичок неопределённого возраста. Лицо у него было абсолютно серым, глаза прозрачными, руки, которыми он то и дело вытирал нос, потряхивало.

— Выручите, братцы, — скрипучим голосом завёл он знакомую мелодию. — Ракету доделать всего сто рублей не хватает, улететь надо позарез!

Парень звонко рассмеялся, искренне, словно ребёнок.
— Ракету! Изобретатель. Так бы и сказал, что похмелиться надо.

Мужичок растерянно поглядел сначала на парня, затем на меня, словно что-то прикидывая.
— Ну, похмелиться, да.

Парень извлёк из кармана пятьдесят рублей.
— Держи, настроение с утра поднял, заслужил.

Я сдержанно улыбнулся, почему-то мне подобные спектакли настроения не поднимали, но всё же добавил ещё полтинник.

Мужичок словно засветился изнутри. Руки, сжавшие купюры, перестали трястись, спина распрямилась. Бодрым шагом он пошёл вниз по улице и скрылся за углом дома.

— Ракету! — парень хмыкнул.

В это время окошко открылось, рука выдала нам шуршащие пакеты. Каждый заторопился по своим делам.

Внезапно улицы наполнились жутким грохотом, из-за дома, за стеной которого пару минут назад скрылся мужичок, взлетало нечто, похожее на гигантское веретено. Оно поднималось всё выше, оставляя за собой инверсионный след в виде белого пара. Пар складывался в слова: «Спасибо, братцы, выручили!»

Небо озарила яркая вспышка, и «ракета» исчезла.

Немногочисленные зрители ошарашенно смотрели вверх, пытаясь отыскать хоть какие-то следы необычного явления.

Парень уставился на меня, я на него. Какое-то время мы так и стояли, не в силах вымолвить ни слова.

— Пойду-ка я цыганам возле храма подам, — произнёс наконец он. — Они мне недавно вечное счастье сулили.