Двадцать пять (18+)

tumblr_nz9bb516q41rg590io6_1280

Мы встретились в один мерзкий, мокрый вечер, когда улицу засыпал тяжёлый серый снег, накрывая холодными плотными шорами мечты о далёкой весне.

Встретились мы там, где всегда происходят случайные и самые неожиданные встречи — в метро.

Навстречу мне шли люди — злые, бесцветные близнецы, и она ничем не выделялась из этой толпы, я прошёл бы мимо, не задержав на ней взгляда ни одной лишней секунды, если бы не любил её когда-то с такой силой, что даже сейчас, много лет спустя, сердце вдруг рывком ударило в рёбра, толкая меня в поток, заставляя схватить её руки, её нежные, хрупкие руки, стискивая их до боли, заглядывая в лицо с высокими, выточенными из мрамора скулами, улыбаясь одной лишь бледной тени былого счастья, выдыхая сквозь пожелтевшие от сигарет и алкоголя зубы: «Здравствуй. Как ты живёшь?»

Она казалась слегка увядшей, как будто уменьшившейся, при своём-то невеликом росте и утомлённой, но глаза всё ещё хранили остатки былого блеска, сумасбродного веселья и двадцатипятилетия. Не знаю, чего я боялся больше — того, что она не узнает меня или того, что она улыбнётся дежурно, ответит: «У меня всё хорошо», — мы поболтаем ни о чём и разойдёмся в разные стороны, чтобы не встречаться ещё столько же. Лучше никогда. Но она вдруг рассмеялась таким знакомым мне хриплым смехом и стала такой же молодой, как тогда в такси, в котором мы ехали со скучнейшего симфонического концерта, распивая из бутылки шампанское, украденное из буфета. Я целовал её руки, обнимал колени, проливая шампанское на свой костюм и шептал в горячке: «Какая же ты красивая! Какая же ты красивая!» А она смеялась хрипло, запрокидывала голову, подставляя шею под мои поцелуи и отвечала: «Да! Я просто охуенная!»

От этого смеха и я стал таким же молодым, и уродливые люди, косящиеся на нас с опаской, вдруг все тоже стали молодыми и прекрасными. Я уверен, что в тот момент высоко над нами перестал идти снег, а по дорогам побежали апрельские ручьи.

Нам снова стукнуло по двадцать пять. Взявшись за руки, мы влетели в вагон, не зная, куда идёт поезд. Мы выходили на улицу, шли куда вела дорога, не отпуская рук, не прекращая смеяться, как сумасшедшие. Молодые, не знающие чувств усталости, страха и вины. Мы заходили в подъезды, бары и метро, чтобы погреться и снова смеялись, а когда нам надоедало смеяться, мы целовались талыми губами. Мы были пьянее, чем тем вечером, в квартире, где мы познакомились. Где до утра дребезжала гитара, переходя из рук в руки. Где нестройные голоса тянули прекрасные песни под аккомпанемент бьющихся бутылок. Где друзья были самыми настоящими и верными, а жизнь прекрасной и вечной. Где я впервые услышал её хриплый смех и полюбил.

Её хриплый смех через столько лет привёл нас, в конце концов, туда, где стояла большая кровать. Может, это был чей-то дом. Может, мы сняли номер. Я не знаю. Я знал только, что хочу её так же сильно, как в ту ночь, когда впервые увидел её совершенную маленькую грудь. В ту ночь, когда я, дрожащим от возбуждения и страха перед тем, что она уйдёт, голосом, сказал ей, что нам нечем предохраняться, а она… да, она засмеялась, опрокинула меня на спину и оттрахала, смешивая свою влагу со слезами, а потом до самого утра мы занимались любовью. Её маленькая грудь всё ещё была совершенной. Её плоский живот не испортили чужие поцелуи и чужие дети. Она больше не смеялась, только стонала и кричала. Прямо как в ту ночь, когда нам было двадцать пять. Когда я так её любил.

Наутро, когда мы расстались — без смеха, поцелуев и обещаний, я снова постарел.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s