Музыкалка

Music_Keys_in_the_dust_080942_31

Здание музыкальной школы было совсем небольшим. Глубоко несчастных учеников приветсвовала ярко-красная табличка «Детская школа искусств №…» и тяжёлая дверь на самой тугой пружине, которую я когда-либо встречал. Добавьте к этому, казавшуюся бесконечной, дорогу от дома. Она проходила почти через весь город и отнимала десять драгоценных минут детского времени. Повсюду бегали счастливые троечники и двоечники, разыгрывались снежные войны, битвы казаков с разбойниками, затевались стройки шалашей и убежищ национального масштаба и только мы, приличные дети, волочили набитые нотами пакеты к своей тюрьме строгого режима.

Не собак же нам было гонять во дворе. Хотя никаких собак, которых можно было бы погонять, в нашем дворе отродясь не водилось.

Невидимая, но прочная цепь, выкованная мамами и бабушками, приковывала всех нас к этому зловещему месту, и не было никого, кто смог бы освободить нас.

Недавно я туда вернулся. Так же как в детстве с трудом открыл дверь, со своего места на меня зыркнула неприветливая гардеробщица — учащаяся местного ПТУ. Никогда не понимал, зачем она там нужна, если куртки мы всегда вешали и забирали сами.

— Учительница моя на месте? — робко поинтересовался я.

— В кабинете посмотри, — нехотя ответила она и продолжила болтать со своими малолетними приятельницами.

Я прошёлся по длинному, узкому коридору, по обе стороны которого располагались маленькие кабинеты. Из-за дверей слышались спотыкающиеся мелодии и строгие голоса преподавателей. По лестнице в конце коридора я поднялся на второй этаж. Он был копией первого, но одна из дверей вела не в обычный кабинет, а в актовый зал. Я заглянул туда и почувствовал знакомые запахи старого рояля с выщербленными клавишами, детских страхов и родительской гордости.

Я зашёл в свою камеру, где отбыл семь долгих лет жизни. Старушка-учительница сидела рядом с фортепиано. Я сыграл ей всё, что помнил из школьной программы, она поправляла меня в нужных местах, делала замечания, давала советы, как не потерять навыки игры окончательно. На прощание она просила заходить ещё, я сказал, что обязательно скоро приду.

«Нужно купить ей конфет», — подумал я, выйдя на улицу, — «она ведь занимается со мной совершенно бесплатно». Я долго бродил по городу в поисках открытого магазина, в котором продавались бы хорошие конфеты. Почему-то сделать подарок нужно было именно сейчас. Чувство, что я могу не успеть, подстёгивало меня.

С заветной коробкой я вернулся в музыкалку.

— Лариса Давыдовна у себя? — спросил я гардеробщицу.

— Лариса Давыдовна? — она фыркнула от удивления. — Лариса Давыдовна умерла давным-давно.

Это показалось мне справедливым. Ведь она была старой уже в то время, когда мой срок закончился.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s