Дурак

рыцарь-смерть-вороны-битва-213262

«Я бы хотел стать рыцарем в сияющих доспехах. На своём верном боевом коне я бы объехал весь мир, помогая слабым и несправедливо обиженным, совершая славные подвиги. Мой меч быстро тупился бы от количества срубаемых голов негодяев и драконов. Древко длинного копья потемнело бы от количества выпитой им чёрной крови…»

Я заругался на ручку, которая уже в третий раз отказалась писать. Вместо букв на бумаге оставались вмятины и царапины. Ручке пришёл конец, это было ясно, но другой у меня не было — одну ручку я разобрал для изготовления плевательной трубочки, на вторую наступил стулом. Случайно. Сочинение на тему «Кем я хотел бы стать» предстояло сдать уже следующим утром. Я подышал на кончик стержня, потряс рукой и остервенело поскрёб ручкой по страницам черновика. Появился бледный, прерывающийся след. Я продолжил.

«К сожалению, мечтам о рыцарстве сбыться не суждено. Драконов никто никогда не видел, лошадь сложно держать даже в трёхкомнатной квартире, а с негодяями гораздо проще бороться пистолетом, а не мечом и копьём.

Поэтому я представляю, как сидел бы глубокой тёмной ночью возле костра -вокруг беснуются злые духи, сдерживаемые моим защитным заклинанием, и сердце моё замирает от тоски. Этого никогда не будет.

Единственное, на что я могу рассчитывать — сидеть на волнорезе, окунув ступни в тёплое море и любоваться его глубоким зелёным светом. Сидеть так, пока солнце не заставит забиться в какую-нибудь в тень. Сидеть, не высовываясь, до самого заката, чтобы выйти потом в короткие южные сумерки. Улыбаться прохожим, утомлённым дневной жарой и купанием.

Я не знаю, кем нужно стать, чтобы жить так столько, сколько захочется…»

Я убегаю на кухню, где меня ждут бабушкины пельмени, а когда возвращаюсь, обнаруживаю на своём месте деда. Он сидит в своих чёрных, громоздких очках для чтения. В руках у него моя тетрадь для работ по русскому языку. Я возмущённо вырываю тетрадь из его огромных ладоней. Тетрадь смотрится в них нелепо маленькой.

— Кто тебе разрешил читать? — кричу я на старика.

— Очень хорошее сочинение, — он смотрит на меня поверх очков. Из носа у него смешно топорщится пучок седых волос. — Пятёрку поставят, не иначе.

— Всё, иди, не мешай мне, я ещё не дописал, — я — всего лишь ребёнок, который не умеет принимать похвалу от близких людей. Я не люблю деда за то, что он заставляет меня смущаться. — Мне вообще за сочинения всегда тройки ставят, — бросаю я ему в спину, — в глубине души я, конечно, доволен, что дед прочитал моё сочинение и так высоко его оценил. Я надеюсь, что он похвастается своим внуком во дворе, расскажет о сочинении бабушке, и та тоже захочет почитать.

Я уже вижу красную пятёрку в дневнике. Моё произведение кажется мне теперь таким складным и красивым. Мечты захватывают меня. Всё представляется в радужном свете. Вот я помогаю одноклассникам писать сочинения. Завоёвываю непререкаемый авторитет в своей школе, во всех остальных тоже. Вот я выступаю на литературных форумах, пишу книги, публикуюсь, становлюсь известным писателем. Издаюсь миллионными тиражами. Насколько яркими могут быть фантазии двенадцатилетнего школьника, охваченного идеями покорения космоса и изменения всего мира к лучшему.

Я быстро дописал финал. Яркий и, как мне казалось, запоминающийся.

Ровно через неделю, когда я уже и не вспоминал об этом сочинении и всех переживаниях, связанных с ним, на уроке русского языка учительница достала пачку тетрадей.

— Сочинения, в целом, все написали хорошо. Всё, на что нужно обратить внимание, каждый найдёт у себя в тетради, — грузное тело довольно молодой ещё женщины двигалось по рядам между партами. — Посмотрите свои ошибки, — живот упёрся мне в плечо. Учительница кинула на меня взгляд свысока. — Но на одно сочинение я бы хотела обратить пристальное внимание, — она подняла над головой мою тетрадь.

Я сжался, поднял плечи. Почему-то мне уже не казалось, что известность — это хорошая штука. Я ждал подвоха.

— Скажи мне, Анатолий, — её звонкий голос резал мои уши, — почему из двадцати человек в классе ты один не понял, что тема «Кем я хотел бы стать» никак не касается детских фантазий и художественной литературы? — по классу пробежали робкие пока ещё смешки. Одноклассники предчувствовали зрелище.

— Как же ты не понял, что в сочинении нужно было рассказать о твоих планах на будущее. О профессии. А ты что понаписал?

— Что он написал-то? — спросил кто-то.

— Да-да, что там написано? — поддержал хор голосов.

—  Сейчас зачитаю, — учительница послюнявила палец и перелистнула страницы тетради.

— Не надо зачитывать, — пискнул я.

Стены класса сотрясались от дружного детского хохота. Мои уши и щёки горели. Под сочинением стояла «четвёрка» за грамотность и милостивая «тройка с минусом» за содержание. После оценки аккуратными маленькими буквами было выведено: «Не раскрыта тема сочинения. Обрывки мыслей».

Дома я с каким-то весёлым бешенством швырнул тетрадку под ноги деду.

— Ну что, говорил я, что мне за сочинение больше тройки не получить никогда! А ты говоришь: «Хороооошее сочинеееение! Пятёоорку получишь!» Обрывки мыслей это, а не сочинение!

Он тяжело посмотрел на меня выцветшими глазами и ничего не ответил. Скорее всего, он и думать забыл про какое-то сочинение и не понял, из-за чего я устроил истерику. Может быть, он был привычно пьян.

— Дурак ты, дед, — подвёл я безжалостный итог всей этой истории.

Дурак, дурак, дурак. Слово, ржавым гвоздём сидящее в голове.

— Ну что ты, внучек, — мягко отвечает дед на обзывательство.

— Дурак! — упрямо повторяет мерзкий мальчишка, мечтающий в будущем стать рыцарем. — Дурак! — дед пьяно смеётся и грозит пальцем.

Как-то у меня чуть не отсох язык, когда я собрался снова легкомысленно бросить дураком в деда. Это было в будущем.

Дурак — худшее из незаслуженных оскорблений.

Даже учительницу (училку) не поворачивается язык назвать дурой. Откуда же она тогда могла знать, что моё будущее — это и есть обрывки мыслей, что связный сюжет — удел избранных, самых талантливых учеников. Она не знала тогда, что взрослому человеку стать кем-то гораздо проще, чем кем-то остаться. Остаться романтиком, любителем приключенческой литературы, человеком.

Почему мы никогда не писали сочинений на тему: «Кем я хотел бы остаться, когда вырасту?»

Реклама

2 thoughts on “Дурак

  1. Хороший рассказ! Спасибо за то, что навеяли воспоминания из моей собственной «школьно-сочинительской» практики :)
    В советское время сдавали экзамены после 8-го класса. Всегда любила литературу и очень много читала. На письменном экзамене выбрала тему «Моя любимая книга». Конечно, это не была «Как закалялась сталь» или что-то подобное ей. Девочка 15 лет выбрала самую сногсшибательную книгу, которая потрясла её на тот момент: «Черный корсар» Эмилио Сальгари. О любви пирата и дочери губернатора! И естественно, о захватах кораблей, о погонях на море и кровопролитиях. Я рассказывала о чувствах пирата и, самое ужасное, не осуждала его, а пыталась понять. О том, что вокруг моего сочинения чуть не разразился скандал в школе, узнала чуть позже. Учителя разделились на два лагеря. Одни ругались, что негоже в таком возрасте писать ТАКИЕ сочинения! Другие радовались тому, что сочинение для такого возраста было безупречным — без ошибок, с раскрытием темы. Моя классная учительница по русскому языку меня отстояла и мне поставили «5». Учительница, которая яростно противилась этому, стала моей учительницей литературы в 9-м классе. Я так боялась, что она все это мне припомнит и я не выйду из школы с хорошим аттестатом. Но все закончилось благополучно.
    Вы правильно сказали — темы могли бы быть и другими. Не избитыми и затертыми до дыр. И по Вашей теме «Кем я хотел бы остаться, когда вырасту?» наверное, было бы написано очень много прекрасных сочинений.

    • В наше время тоже сдавали первые экзамены после девятого класса :) Жаль, что ни одного школьного сочинения у меня не сохранилось.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s