Полночь

7681

Что мы делаем, когда остаёмся одни? Утыкаемся в телефон. Что делает девушка, когда ты идёшь мыть руки, оставляя её за столиком одну? Утыкается в телефон. За что ты хватаешься в первую очередь, когда она делает то же самое? За свой телефон.

Что брали в руки люди ещё десять-пятнадцать лет назад, когда оставались одни? Мяли салфетки? Крутили в руках столовые приборы?

Это грёбаная мастурбация, без которой человек не может обойтись. На смену телефонному терроризму пришёл телефонный онанизм. Кому интересно звонить на вокзал и сообщать о заложенной бомбе, если она есть в руках у каждого?

Если существует какая-то энтропия, то вселенная взорвётся в самое ближайшее время. И всё из-за телефонов, которые побуждают нас совершать миллионы лишних движений, заставляют нас извергать из себя потоки ненужных слов и споров.

Совсем не об этом я хотел поговорить. Больше всего меня сейчас интересует, что ты делаешь, если чувствуешь на девушке, которую считал своей, присутствие чужих губ? Существует ли какая-то модель поведения в таких случаях? Как ты предлагаешь жить, если между лопаток торчит здоровенный нож, хоть и воображаемый, но причиняющий боль? Что ты посоветуешь в случае, когда мир вокруг начинает переворачиваться вверх дном и разрушаться?

Я должен кричать, умолять и надеяться.

— Где у вас болит? — спрашивает врач, похожий на варёную морковь.

— Здесь, — отвечаю я, показывая на живот. — Здесь, — показываю на колени. — И здесь. Болит везде.

Врач пристально смотрит мне в глаза. «Чёрт, я же просил влюблённых ко мне не направлять!» — он смешно возмущается.

— Доктор, я же знаю, что это. Это то, что прячется где-то глубоко внутри и не подаёт признаков жизни, чтобы нанести внезапный удар, когда ты о нём забудешь. Это рак, который пожирает все твои органы и отключает мозг. Это то, что распухает, заполняя тебя от головы до пальцев на ногах, так что тебе даже моргать больно. Я знаю, что это такое, доктор. Я просто хочу, чтобы вы вырезали это из меня. Отрежьте всё, что покажется вам подозрительным. Вытащите из меня всё, что заставляет так мучиться. Дайте мне самый сильный наркоз и не возвращайте меня в сознание, пока не справитесь. Я хочу жить, без боли, доктор.

Она спрашивает: «Как думаешь, если положить шоколадку во внутренний карман куртки и выйти в зиму, кто победит — мороз снаружи или тепло изнутри?»

Телефон взрывается под моей подушкой ровно в полночь. В полночь моей жизни, которая заканчивается вместе с её уходом.

Реклама

4 thoughts on “Полночь

      • Скажем так: выбирая в качестве возлюбленной несвободную женщину, лирический герой заведомо обрекает себя на страдания. Возможно это делается подсознательно, возможно намеренно, по зову ментального мазохизма или желания в очередной раз доказать себе, что, мол, «так и предвидел», и «все они такие». Чисто предположение, уважаемый автор, без обид. Почему герой малого жанра не хочет обратить свой взор на тех, кто пока не занят?

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s