Пекан

86702043_oreh_pekan2

Любовь не имеет никакого отношения к сексу. Что такое любовь — объясняют лучшие умы человечества на протяжении всей нашей истории. Куда мне с ними тягаться. Я и о сексе знаю не много. Это способ приятно провести время, когда ничего другого уже не остаётся. Когда нормы поведения уже охрипли кричать тебе в ухо, что ты делаешь всё не так. Не заводишь постоянную подругу. Не покупаешь машину в кредит. Не обставляешь квартиру. Не приглашаешь гостей и не ходишь в гости. Когда родственники в один голос твердят, что ещё чуть-чуть и ты совсем пропадёшь. Что тебе пора одуматься и взяться за ум. Взяться за ум — жениться, ввязаться в ипотеку и приобрести породистого щенка. «Раз уж ты нас так не любишь и не хочешь подарить нам внуков».

При этом, все эти странные люди будут подавать тебе прямо противоположный пример. «Тебе пора жениться! Я в твои годы…» — но наперекор себе они готовы растерзать друг друга по малейшему поводу. «Тебе пора завести детей! Я в твои годы…» — сунувшийся под руку ребёнок получит подзатыльник. Пример для подражания. Как на фоне всего этого смотреть на окружающих?

Как рассказать о самой большой своей любви за такую короткую жизнь? Про случайных баб и про секс писать легко и весело. Про любовь писать невозможно. Даже, если ты уверен, что всё прочувствовал. Сложно найти подходящие слова.

Можно написать: «Я её трахнул». Ничего особенного, всё совершенно ясно. Все поймут, что ты хотел сказать. Попробуй написать: «Я её полюбил» и возникнут вопросы. Почему полюбил? Почему именно её? Почему ты решил, что это любовь?

— Мне никто другой не нужен.

— Ну и что в ней особенного?

— Она занимает все мои мысли. Даже во сне я думаю только о ней. Я могу не помнить мельчайших деталей её внешности, но закрывая глаза, вижу её будто живьём.

Банально и глупо, поэтому даже не стоит пытаться объяснить.

Однажды я любил девушку. Хорошо, что мы уже разобрались с тем, почему именно её и с чего я решил, что это любовь.

— Я как тефаль, — писал я ей сообщения большими буквами.

— Всегда думаешь обо мне, — она тоже смотрела рекламу.

Долгих три месяца я боялся совершить неосторожное движение и спугнуть её. Терпеливо выжидал, словно опытный натуралист, пока она — дикое животное, привыкнет ко мне, даст провести кончиками пальцев по напряжённому загривку.

Испортить всё я умудрился гораздо позже. Мучительные воспоминания до сих пор не дают покоя, прокалывая мозг прошлым идиотизмом.

Тогда я должен был наслаждаться результатом своих усилий. Должен был быть счастлив.

— Почему мы не сделали этого?

— Чего? — притворился я непонимающим.

Прошедшую ночь мы провели вместе, натёртые губы горели, а пальцы ещё хранили фантомные ощущения её жара и влаги.

— Почему мы не занимались любовью?

Тогда я не нашёл внятного ответа. Лишь много лет спустя я подобрался к причине. Я не мог поверить, что после месяцев полного отчуждения лёд всё-таки тронулся.  Да ещё так резко. Не мог представить, что девушка мечты может стать такой мокрой.

На самом деле, это должна была быть история не о пошлости и похоти. Внутренний графоман снова всё сделал не так. Это история о романтике.

 

Однажды я любил девушку, которая любила мороженое. Не банальный пломбир, а мороженое в красивых красно-белых корзинках с орехом пекан.

Красно-белые корзинки встречались в больших магазинах довольно часто, но очень редко среди них попадался именно этот сорт.

— Я всегда думаю о тебе! — писал я сообщения большими буквами под окнами девушки.

— Ты как тефаль, — улыбалась она мне в ответ.

 

«Я как тефаль», — супермаркеты мелькали один за другим. Нигде не было проклятого ореха пекан. Это был какой-то заговор против влюблённого. Девушка должна была вот-вот вернуться после длительного отсутствия. У нас всё было очень плохо. Точнее, плохо было мне, я чувствовал, как она пытается плыть дальше, оставляя меня барахтаться в болоте своих чувств. Я судорожно цеплялся за борт утлого судёнышка наших отношений и с мольбой заглядывал ей в глаза. Обнимая её по ночам, я безмолвно пытался заставить её понять, как она мне нужна. С утра я с оствервенением давил ненавистные апельсины в стакан, готовя её любимый сок.

«Я всегда думаю о тебе», — красно-белые баночки отправлялись в пакет. Мне повезло в пятом или шестом магазине, спустя много часов и километров поиска.

Мороженое дожидалось своей суженой в холодильнике и даже там оно таяло от зноя моей любви.

Вдали от дома она пришла в себя и решила, что нам лучше остаться друзьями. Зря мы рассчитываем свои силы на такой случай. Мы можем тысячу раз решить, что примем любой исход, что нам всё равно, что душа не содрогнётся, но чем дольше к этому готовишься, тем сокрушительнее удар.

«Я всегда думаю о тебе», — выводил я пальцем на песке, засыпавшим мои внутренности. Никто мне не отвечал. Любовь со вкусом ореха пекан закончилась, едва начавшись. От меня отрезали большой кусок, разделили его по красивым красно-белым корзинкам и оставили в морозилке, которую я больше никогда не открывал. Возможно, они стоят там до сих пор.

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s