Луна

1265006067_milkyway1-thumb-500x296

Раз уж я начал сонную тему, придётся продолжить. Во всех этих снах самое хреновое то, что приходится мучительно домысливать яркие сюжеты, которые в момент пробуждения кажутся тебе довольно связанными и законченными, но на деле представляют собой просто ассорти из пёстрых сцен и картинок.

С самого начала своей истории колонисты Луны жили под гнётом корпораций и магнатов, которые выжимали из спутника Земли всё возможное, а порой и невозможное. Нет ничего удивительного в том, что когда появился тот, кто смог вдохновить людей на борьбу против несправедливости и жестокости, за ним пошли все, кто мог ходить. И теперь всё немногочисленное население Луны пыталось дать отпор профессиональной армии объединённых наций Земли.

Материнская планета ежедневно теряла миллиарды долларов прибыли в виде ресурсов, которые из-за этой войны оставались в недрах Спутника.

Я был обычным военным журналистом. Меня отправили на Луну для освещения кровопролитных боёв и прославления нашей победоносной армии. Блистательной армии, которая много месяцев билась с горсткой ополченцев, вооружённых чуть ли не вилами и топорами.

Я даже успел отправить несколько статей в редакцию, представляя в них повстанцев в роли разбойников и убийц. После чего настоящие бандиты избили и ограбили меня, бросив полуживого на обочине дороги.

Очнулся я в лагере сопротивления. Понять это было просто. Земляне не жили в допотопных палатках. Они любили комфорт и даже на временных стоянках разворачивали настоящие города.

Я готовился к худшему. Очевидно, за мои статьи меня здесь просто расстреляют. Однако никто меня не охранял. Никто не задавал вопросов. Пара часовых стояла только у одной палатки на окраине лагеря. Внешне она ничем не отличалась от других.

— Это палатка Вождя, — объяснил мне один из местных обитателей.

«Поразительно. Значит это их главный лагерь. Как их мало. С кем же воюет наша огромная армия, если противника можно уничтожить одной лишь бомбой».

А потом я встретился с их Вождём. Разговор с этим человеком изменил меня навсегда. Всё, что было до этого, осталось позади, в прошлой жизни. Впереди было только сопротивление.

Откровенно говоря, он был обычным террористом и анархистом. Считая режим Земли абсолютным злом для своей родной планеты, он понятия не имел, что делать, если они победят. Чистой воды революционер, он не смог бы управлять людьми в мирное время. Война за справедливость и равенство была в его крови. Помощником в этом ему была его чудовищная харизма и сила внушения.

*

Мы сидели возле небольшого костра. Я, Михаил, Татьяна и сам Вождь. Вообще-то его имя было Иван. Но никто его так не называл. Это сейчас, спустя какое-то время после тех событий, улицы и дворы наводнили детишки, названных в его честь. Но тогда это было довольно редкое имя.

Он рассказывал нам что-то. Так было всегда. Мы слушали, раскрыв рты, ловя каждое его слово, но воспоминания о его речах со временем становились туманными. Помню только, что он рассказывал о своём детстве.

Вдалеке яркими огнями сияла атомная электростанция — сердце всего населения Луны. Именно на ней предстояло нам провести последнюю операцию.

Через подвал с нулевой гравитацией мы, отталкиваясь от стен, плывём к реактору. Никакой охраны. Только самоубийца будет покушаться на единственный источник жизни Спутника. Из реактора на поверхность нам нужно перетащить инструменты и необходимое оборудование. Мы переносим кучу вещей, всё увереннее чувствуя себя в условиях невесомости.

На полпути к реактору меня перехватывает Михаил и резко разворачивает обратно к выходу.

-Надо уходить, — говорит он мне. — Скоро будет взрыв.

Про взрыв я слышу впервые, но принимаю эту новость спокойно. Больше меня волнует другое.

— Где Татьяна?!

— Осталась там, с Вождём.

— Я вернусь за ней!

Воют сирены, Михаил держит меня и выталкивает нас обоих наружу. Мы бежим, сзади раздаётся взрыв.

*

Мы с Михаилом сидим на зелёной поляне, залитой солнечным светом. Я не могу сдержать слёзы.

— Татьяна. Зачем она осталась? — спрашиваю я то ли у Михаила, то ли у самого себя.

— Значит, человека, который с детства знал, что закончит свою жизнь так, тебе не жалко?

— Он был Вождём. Он должен был сделать это ради всех остальных.

— А кто сделал его главным? Он ни разу не называл себя так. Это всё люди. Вождём его нарекли твои остальные.

*

Такие дела :-)

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s