Лес

koster1

— Вы понимаете, что природа не заинтересована в том, чтобы мы чересчур расплодились? — Прохор сделал несколько больших глотков из пластикового стаканчика. — Она контролирует свободное место на планете. Во все времена выживали только сильнейшие, передавая свои гены следующим поколениям. Слабые должны вымирать. А люди со всей своей так называемой наукой и медициной нарушают этот порядок.

— По-моему, дружище, порядок нарушаешь ты. Может быть, истина и в вине, но его в тебе уже слишком много…

— Никак темнеть не хочет, заметили? — третий участник дискуссии нарушил молчание.

Несмотря на поздний уже час, вокруг было совсем светло. Я и семеро моих друзей сидели на поваленных вокруг костра брёвнах. Этот июньский вечер был необычен тем, что мы проводили его не в душном мегаполисе, а вдали от цивилизации. До ближайшей деревни было километров десять. До города больше ста.

Вокруг опушки, на которой мы разбили лагерь, стоял густой лес. С одной стороны полоса деревьев обрывалась берегом реки. До нас долетал шум её мощного течения.

Непривычно свежий воздух пьянил нас сильнее алкоголя. Ощущение оторванности от мира приятно щекотало нам, городским жителям, нервы. Чуть в стороне от костра стояли наши палатки с приваленными к ним большими рюкзаками. Пёстрые и разноцветные днём, сейчас они все были серыми в подступающих из леса цветах ночи.

Я задрал голову. Высоко надо мной, теряясь в сумерках, колыхались ветви берёз. Мерцание листьев кружило голову и гипнотизировало. Кажется, я ненадолго выпал из реальности, потому что упустил момент, когда начатый спор снова набрал силу.

— Природа — это великий экспериментатор, — развивал свою теорию Прохор. — А мы — всего лишь подопытные звери в её лаборатории.

— Слушайте, давайте, правда, расходиться по палаткам, — предложил Устин.

Под треск догорающих углей и писк привлечённых человеческим теплом комаров, мы навели порядок и парами начали разбредаться по «домам».

— Всё-таки не стоит одушевлять природу, — сказал я Прохору, пока он возился с молнией своей палатки. — Мы тем и отличаемся от зверей, что можем пытаться противостоять её силам и идти собственным путём. Наша медицина и наука, о которых ты такого невысокого мнения, тому подтверждение.

*

Похлопав по брезенту, я убил нескольких комаров, пролетевших под нашу крышу, пока вход был открыт.

Из соседней палатки донеслось бормотание: «Всё равно ведь не уснём, пока не стемнеет, чего так рано расползлись». Однако, через несколько минут из той же палатки раздался тихий храп.

— Здорово, что мы выбрались сюда, — сказал я. Спать действительно не хотелось.

— Не знаю, — сонно проворчал мой сосед. — Ноги стёрли, спать холодно, ещё и мокро как-то.

Я перевернулся на живот и закрыл глаза, спорить мне не хотелось. Из леса доносились громкие голоса ночных птиц. Возле воды сотни лягушек тянули совсем не мелодичные партии.

В палатке действительно было сыровато. Я натянул на себя кофту и поглубже зарылся в спальник, устраиваясь поудобнее.

Засыпая, я представлял колеблющиеся на ветру листья берёзы.

Сквозь дрёму до меня донёсся тихий скребущийся звук, откуда-то из района моего живота. Поначалу я отмахнулся от этого, снова пытаясь вызвать приятное сновидение, но звук не прекращался. Мозг уже включился, пытаясь найти объяснение этому шебуршанию, и сон пропал. Приоткрыв глаз я посмотрел на своего соседа. Он с головой накрылся спальным мешком и лежал совершенно неподвижно. В палатку проникало достаточно света, и я отчётливо видел его силуэт. Тем временем звук стал отчётливее и переместился в район моей груди. «Что там может скрестись?» — судорожно соображал я. Остатки сна испарились, и я лежал с открытыми глазами, напряжённо прислушиваясь. Палатка стояла на ровной земле, застеленной еловыми ветками. Весил я почти сотню килограмм. В том ничтожном пространстве, что могло остаться между землёй и палаткой, не поместилось бы живое существо, издающее такое громкое шуршание. Однако, что-то там всё-таки было. И это что-то упорно ползло вперёд. Скрежетание раздавалось уже у меня под носом. Я поднял подушку и пенку. Естественно, я ничего не увидел. С лёгким нажимом я провёл ладонью по дну палатки. Ничего, кроме жёстких бугров лапника. Что-то всё ещё громко шуршало, теперь уже на месте, словно пробуксовывая лапами или чем-то подобным. Я глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться. Все лесные звуки для меня смолкли. Осталось только это шуршание и гулкое биение моего сердца.

Я выбрался наружу в мокрую, светлую ночь. Наш лагерь мирно спал. В костре ещё краснели прогорающие угли. Я смотрел на свою палатку и прислушивался. Скребущийся звук, хоть и приглушённый, слышался и здесь, а стенки палатки слегка подрагивали. Я обошёл наш маленький шатёр, подойдя к той стороне, где к нему подступали густые заросли травы, и увидел толстую мохнатую лапу. Она терялась где-то под палаткой и уходила в кусты. С трудом переводя дыхание от ужаса, я всё-таки подошёл ближе. Что-то заставило меня протянуть руку и раздвинуть траву. В этот же момент лапа, в последний раз проскрежетав по еловым веткам, вырвалась из-под палатки, и огромный паук промчался мимо меня. Я видел его всего пару секунд, перед тем как завалиться на палатку. Споткнулся ли я от страха, или под ноги мне попалась стоящая рядом канистра с водой — неважно. Важно то, что я успел разглядеть. У промелькнувшего мимо меня паука было знакомое человеческое лицо.

*

Звук, будто кто-то скребётся подо мной, разбудил меня. Я запутался в спальном мешке, пытаясь сесть. «Всё приснилось?» — спрашивал я себя, одновременно прислушиваясь: «Паук, этот жуткий скрежет». Звук отчётливо донёсся до меня вновь. Яростно срывая с себя спальник, я вцепился в застёжку, входа в палатку. Молния была раскалена. Палатка наполнилась дымом, по матерчатым стенкам забегали языки пламени. Я рванулся сквозь дым и огонь, забыв про своих товарищей. Кошмаром был для меня не рёв огненной завесы, а скрежет, который я продолжал слышать.

Прийдя в себя, я обнаружил, что ковыляю по разбитой лесной дороге. На стёртых до мяса ногах болтались расшнурованные ботинки. Деревья приближались ко мне, то и дело отвешивая пощёчины ветвями. Из стелящегося по земле тумана неожиданно вынырывали кочки. Я спотыкался, всякий раз взвывая от боли.

Со всех сторон я слышал этот жуткий звук. Мне казалось, что тысячи громадных пауков с человеческими лицами пытались забраться на деревья.

Я побежал, зажав ладонями уши, чтобы не слышать ничего вокруг и тут же почувствовал, как этот звук идёт из моей груди. Очередная кочка прыгнула мне под ноги. Потеряв равновесие, я упал и приземлился в глубокую колею, наполненную ледяной, грязной водой. Я лежал в этой луже, растворяясь в ней и не мог больше сопротивляться.

Всем миром был я. И в мире ничего не осталось, кроме этого скрежетания.

Я открыл глаза. Пот смешивался с холодной влагой, которой пропитались стены нашей палатки. Снаружи серел рассвет. Рядом мирно сопел мой сосед. Я прислушался — обычные звуки леса и приглушённое потрескивание костра. Никаких подозрительных шорохов и скрежетаний. Ни под палаткой, ни в груди. Жуткий, ненормальный сон окончательно меня оставил.

Я выбрался на воздух. На этот раз совершенно беспрепятственно. Ботинки отсырели, несмотря на то, что стояли под тентом. Поморщившись, я поковылял к костру, хромая на больную ногу. Прохор сидел там и шевелил горящие дрова палкой.

-Ты чего так рано вскочил? — спросил я его. Прохор жаворонком не был.

Он долго не отвечал и поглубже натянул капюшон плаща, хотя дождя не намечалось.

Я пожал плечами и вытянул ноги к огню. Ярко горящий костёр не грел. Я поднёс ладонь и ничего не ощутил. Ни намёка на жар. Я сунул руку прямо в костёр. Пламя облизывало кожу, но было совершенно холодным.

Меня снова прошиб пот.

— Вы надо мной смеялись, — Прохор вдруг заговорил. Только голос его узнать было сложно. Он всё ещё сидел с опущенной головой и с натянутым на глаза капюшоном. — А я уже вчера это почувствовал, — голос его искажался, я уже не разбирал слов. Присмотревшись, я увидел, что угли он шевелил не палкой. Это была длиная паучья лапа. А из его рта доносилось теперь лишь скрежетание.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s