Я проводила его вчера

Г.М. Проводы. 1967.preview

— Я проводила его вчера. Теперь он солдат.

— И ты будешь ждать?

— Я буду жить. Мы ведь были вместе так недолго, но у меня такое чувство, словно мы знакомы много лет. И эта вынужденная разлука грянула так внезапно, так несправедливо. Я уговаривала его никуда не уходить.

— Будто это зависело от него. Думаю, он с удовольствием отказался бы от службы, если бы решал сам.

— Но ведь можно было что-то придумать. Заплатить. В какой-то момент я возненавидела его за упрямство. Он ласково целовал меня, когда во время свиданий я заводила речь о способах откосить. Он отстранял меня и угрюмо шёл поодаль, если я не унималась. Я влюбилась в него ещё больше, когда поняла, что он не отступит. Поэтому я буду жить обычной жизнью. Ездить к нему так часто, как смогу и ждать. Срок не такой уж большой.

— Уговариваешь себя…

— А что ещё остаётся? – в глазах заблестели слёзы. – Зато представь, сколько объятий и поцелуев, недостаток которых нам предстоит возместить, накопится за это время. Когда он вернётся, мы будем говорить и говорить. Вернее, говорить будет он. Что интересного может произойти у меня? Он будет рассказывать, а я буду слушать. А когда он устанет говорить, мы будем любить друг друга. Только ради этого стоит потерпеть и подождать.

*

— Ну что, подруга, не остыла за месяц?

— От него пришло письмо буквально на днях. Я такая счастливая! Хочешь, я тебе кое-что прочитаю? Оно большое, так что просто фрагменты.

— Конечно. Чертовски интересно.

— В основном тут описание их быта. Понятно, что он пишет не всё, чтобы я не волновалась. Вот, слушай: «… когда мы шагаем по раскалённому плацу – форма чуть ли не горит на нас от палящего солнца. В голове гудят мысли только о невыносимой жажде и тени. Сержант орёт нам: «Выше ногу! Чётче шаг! Отмашка рук!» Тогда я вспоминаю наши бесконечные прогулки по прохладным парковым аллеям. Вспоминаю, как держал твою ладонь в своей руке. Какая она была мягкая и нежная. Сейчас мои руки жёсткие и постоянно грязные. Как бы я их не оттирал, холодная вода не берёт ржавчину, копоть и въевшуюся пыль. Мне так не хватает твоих ладошек. Но я счастлив, что у меня есть эти воспоминания. Они позволяют мне отвлечься…».

— Ах, романтика. Это так мило.

— Ты от зависти язвишь! Слушай дальше: «… через несколько недель я увижу тебя после присяги. Мы сможем провести вместе почти половину дня. Я так жду этой встречи, но в то же время так не хочу её. Я не хочу, чтобы ты приезжала сюда и видела мир, в котором я оказался. Не хочу, чтобы ты даже краем глаза увидела всё уродство этой жизни. Не хочу, чтобы ты видела, каким грубым и страшным я стал, чтобы ты видела, как форма висит на мне, ведь я похудел килограмм на десять. Здесь в людях просыпается их настоящее «Я». Зачастую оно оказывается невыносимым. Я боюсь, что и во мне проснётся настоящее, которое будет несовместимо с нами…»

— И что? Поедешь?

— Я засыпаю и просыпаюсь с мыслями об этом дне. Конечно, поеду и избавлю его от этих дурацких мыслей.

*

— Вижу, ты грустишь. Как дела?

— Я ездила к нему в выходные. На ночь его не отпустили, поэтому мы просто сидели у них на КПП в комнате свиданий и общались.

— И ты ездила в такую даль, просто, чтобы посидеть с ним на КПП?!

— Да. Как же иначе, ведь я так скучаю. К тому же я привезла ему кое-какие нужные вещи.

— Сколько уже прошло?

— Четыре месяца. Он сказал, что я не обязана его ждать. Что с его стороны было бы нечестно удерживать меня, когда он так далеко и не может быть рядом со мной постоянно. Глупый. Как будто человека можно удержать, если он сам того не хочет.

*

— По-моему, осталось меньше полугода, да?

— Пять месяцев и одна неделя, — прошедшие дни автоматически отрываются от календаря в голове.

— Он по-прежнему присылает тебе многостраничные письма?

— У него теперь есть телефон. Я часто отправляю ему сообщения, а он отвечает, когда может. Почти каждый вечер мы созваниваемся.

— Продолжает уговаривать тебя не ждать его?

— Постоянно. Меня это так злит. Но обижаться я не могу. Он ведь говорит это ради меня и не всерьёз.

*

— Ты вся сияешь. Дай догадаюсь, на свиданье ездила?

— Да! Целые сутки вместе были. Я привезла гостинец для его командира, тот дал увольнительную. Я заранее сняла квартиру…

— Ты сняла?

— Ну, не в казарму же идти!

— Да нет, я так. Поражаюсь тебе, боевая подруга.

— Мы сначала долго гуляли, а когда вернулись в квартиру, всё было, почти, как я представляла.

— Почему почти?

— Он мало рассказывал. Неохотно. И любовь получилась не такой продолжительной, как хотелось бы. Нас быстро сморило. Меня, наверное, от дороги, его от усталости. Осталось всего пара месяцев, но расстаться было тяжелее, чем в прошлый раз. Я плакала на обратном пути и никак не могла успокоиться.

— Ты так долго ждала. Уже не за горами счастливый конец.

— Счастливый конец не за горами.

*

— Привет! Я вернулся.

— Как?! То есть, я так рада! Но ты же должен был вернуться через неделю.

— Меня отпустили раньше за примерную службу, и позавчера я приехал.

— Позавчера? – голос упал. – А почему ты звонишь только сейчас?

— Ты же понимаешь, мама, родственники, они меня в такой оборот взяли. Как только сумел вырваться, сразу позвонил.

— Всё равно. Я рада! Рада! Дай мне пятнадцать минут на сборы, и я буду готова выбегать из дома!

— Не спеши. Давай попробуем завтра вечером встретиться.

— Почему завтра? Что ты такое говоришь?

— Оказывается, нужно переделать столько дел, я никак не могу вырваться. Мы так долго ждали, подождём ещё несколько часов, правда?

— Да. Конечно. Подождём.

*

— Столько всего свалилось. Пойми. Я словно заново учусь дышать. Это так трудно.

— Я тебе помогу. Я ведь помогала тебе, пока ты был там. Помогу и сейчас.

— Нет. Я должен справиться с этим самостоятельно. Должен привыкнуть ко всему.

— Ты что хочешь сказать, я не понимаю? — смертельно испуганная, она судорожно сжимает его ладони.

— Мне нужно побыть одному. Нужно что-то другое. Не отношения.

— Кто-то другой или что-то другое? – голос совершенно ровный, но глухой. – Тебе нужен кто-то другой?

— Мне никто не нужен сейчас. Прости меня.

— Зачем тогда всё это было? Всё… всё это время.

— Я же просил не ждать меня.

*

— Вот ублюдок. И что ты сделала?

— Ушла. Но на следующий день написала, что скучаю, что хочу видеть его.

— Дура!

— Я надеялась, что он придёт в себя. Тосковала.

— И?

— Он не отвечал. И на последующие сообщения не отвечал. И не брал трубку, когда я звонила. Я неделю не выпускала телефон из рук. Пока он не ответил.

— Ничего хорошего этот мерзавец не ответил, судя по твоему виду.

— Он написал, что встретил другую девушку, и хочет быть с ней.

 

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s