Сосед (18+)

49832

Пол в квартире сотрясался, люстра дрожала. Шёл второй час ночи, а я лежал с открытыми глазами и слушал приглушённое завывание популярных в девяностые певцов, доносящееся от соседа снизу. Пение сопровождалось жуткой музыкой и звоном посуды. Видимо, звукоизоляция дома не была рассчитана на такое количество децибел.

Моя лень и природная некофликтность боролись с желанием поспать. Наконец, после прослушивания очередной отвратительной композиции, я оделся и отправился в гости.

Дверь открылась только после того, как я начал бить в неё ногами. Передо мной стоял небритый парень в состоянии, когда опохмел уже переходит в стадию запоя.

— Не думай, что я не ценитель прекрасного, но ты что-то зачастил с концертами для всего дома.

— Чево? — сосед громко икнул.

— Музыку выруби, мудак! Я третью ночь спать не могу.

— А… А что, так слышно?

— Слушай. Хочешь я тебе наушники подарю? С басами хорошими, как ты любишь. Будешь наслаждаться любимыми исполнителями хоть сутками напролёт.

— Ладно, ладно. Выключу. Нех базар разводить из-за такой херни.

Музыка утихла. Какое-то время я лежал, напрягая слух, пока меня не победила дрёма.

Я летел на воздушных облаках, вокруг меня кружили райские птицы. Где-то вдалеке виднелись острые шпили волшебного замка, как на картинке Диснея. Я приближался прямо к нему…. Неожиданный акустический удар сбил меня на землю.

Я подскочил, от разбудивших меня резких аккордов. Прошло всего полчаса. Кажется, музыка стала ещё громче. Я словно лежал за кулисами районного дома культуры, в то время, как на сцене лабали представители местных панк-групп. Причём все сразу.

Какое-то время я послушал длинные гудки, набрав номер дежурной части. По телефону «02» пообщался с роботом, не желавшим переключать меня на кого-нибудь живого. Впрочем, возможно, всё это было лишь галлюцинациями воспалённого от недосыпа разума.

Я снова стоял перед дверью нехорошей квартиры. В руках у меня была небольшая сумка.

«Щиток!» — сверкнула мысль, когда я уже отбил ногу, пытаясь достучаться до соседа. Колонки замолкали и снова принимались орать, когда я щёлкал выключателем центрального автомата.

— Ну ты, охренел, что ли? — раздалось из мрака, сгущающегося за распахнутой дверью. Сосед вывалился за порог. На секунду мне стало любопытно, почему в других квартирах не реагируют на нарушение тишины. — Не нравится музыка, вали за ментами! — продолжал бушевать дебошир.

Я подскочил к нему и втолкнул обратно в квартиру. Сосед отлетел к стене и растерянно посмотрел на меня. Судя по движению губ, он что-то сказал, но грохочущая музыка заглушила слова. Два коротких удара в челюсть, и он мешком рухнул на пол. Я выглянул в подъезд, убедился, что никто не вышел покурить и закрыл дверь.

Обморок соседа усугубился алкоголем, он никак не желал приходить в себя. Пришлось вылить на него кастрюлю холодной воды. Очнувшись, он с изумлением обнаружил себя накрепко примотанным скотчем к стулу. Так как мне не хотелось больше слышать от него ни слова, рот у него также был надёжно схвачен липкой лентой.

Он смотрел на меня со смесью страха и недоверия. Судя по всему, он не понимал, на что способен доведённый до крайней степени изнеможения бессонными ночами человек.

Я раскрыл свою сумку и выложил её содержимое на стол. Тюбик клея, строительный степплер, канцелярский нож, молоток, — минимальный набор начинающего садиста, и старую осколочную гранату — дембельский подгон отмороженных сослуживцев, не боящихся ни чёрта, ни замполита, ни чекистов.

До него дошло, что сегодняшний концерт закончится плохо. Парень замычал и задёргался, ветхий стул опасно зашатался.

— Любишь громкую музыку? — я старался перекричать хрипящие динамики. — Видимо, у тебя что-то со слухом, давай-ка проверим.

Секундный клей стекал в уши, практически сразу застывая. Парень отчаянно мотал головой, когда я сворачивал его ушные раковины в трубочки и скреплял их стальными скобами при помощи степплера.

— Любишь оскорблять людей? — я резко сорвал скотч с его рта и выдвинул лезвие ножа.

Через полчаса я уложил изувеченное тело рядом с колонками. Те, будто почувствовав атмосферу, выдавали что-то быстрое и тяжёлое. Сомневаюсь, что такая композиция вообще была в его плей-листе.

Колени и пальцы на руках и ногах соседа были перебиты ударами молотка. Отрезанный кончик языка я вложил в карман его окровавленных тренировочных штанов. Парень конвульсивно дёргался и каждое движение причиняло ему ещё больше мучений.

Уже открыв входную дверь, я выдернул чеку из гранаты и бросил её в комнату. Раздавшийся взрыв всё-таки заглушил музыку, которая, впрочем, тут же смолкла окончательно.

Сирены подъезжающих машин казались мне нежной усыпляющей колыбельной. Так тихо и спокойно они звучали после инфернальных мелодий последних ночей.

— Надо было соглашаться на наушники, — промелькнула в безмятежной голове мысль.

Я уже не слышал страшной суеты в подъезде, сон окутал меня. Как вдруг что-то снова грубо вырвало меня в реальность. У соседа сверху громко и отчётливо скрипели половицы. При каждом его шаге пол стонал и кричал, ржавым гвоздём царапая мой мозг.

Я тяжело вздохнул и вставил беруши: «завтра зайду к нему и предложу мягкие тапочки… или толстый ковёр».

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s