Первый поцелуй

0_53ca4_e8d4aded_XL

На чердаке маленького дачного домика нас трое. Я, мой друг и новая знакомая — девушка с соседнего участка. Её семья приехала в наш посёлок пару дней назад.

Снаружи очень темно и очень тихо. Наше убежище освещает маленькая, тусклая лампочка, свисающая на проводе с балки. Мы пьём пиво, наслаждаясь своей взрослостью, обсуждаем музыку и книги и получаем удовольствие от всего вокруг. От того, что нам четырнадцать. От того, что сквозь открытое окно залетает свежий ночной ветер, пахнущий нагретой за день землёй, отцветшими яблонями, ржавой крышей сарая, тихим стрекотанием сверчков и ещё сотнями ароматов самого прекрасного времени года.

Я и мой товарищ неумело и каждый по-своему ухаживаем за новенькой. Она высокая, стройная, хотя и прячет фигуру под безразмерным балахоном. На лице у неё многовато чёрной туши и теней. Тёмные волосы разбросаны по плечам.

Данила пытается привлечь её образом печального рыцаря. Он постоянно о чём-то задумывается, картинно устремляет взгляд в беспросветный мрак огорода и рассеянно отвечает на её вопросы. Каждое своё слово он тщательно взвешивает и произносит его неторопливо.

Я же напротив — вошёл в роль отчаянного балагура и развлекаю её. Иногда, словно невзначай, моя рука касается тонкой ладошки. Но периодически я тяжело вздыхаю, будто стараясь показать, что настоящий клоун всегда держит в себе какую-то мрачную тайну.

Она, конечно, гораздо более искушена в этой игре. Все наши ужимки для неё абсолютно прозрачны. Слава нашей неопытности — мы об этом даже не догадываемся и продолжаем нелепый балаган.

— Думаю, пора спать, — наконец произношу я.

— Спокойной ночи, — бурчит Данила и начинает спускаться по приставной лестнице вниз. Его ждёт широкий диван в комнате. В моём распоряжении раскиданные по чердаку матрасы и одеяла.

В первый раз за вечер я вижу её растерянность. Она подползает к выходу, смотрит вслед моему другу и берётся за лестницу. Мне ничего не остаётся делать, как признать своё поражение, пожать плечами и улечься спать.

Свет выключается. Я слышу, как захлопнулась дверца, ведущая на улицу, но лестница не скрипит. Она ложится рядом прямо на мою руку. Я обнимаю её и замираю. На смену радости и триумфу приходит смущение и конфуз. Видимо, в глубине души я был уверен, что она уйдёт. Спустится вниз и отправится к себе домой. Или предпочтёт общество моего друга и недавнего соперника. Позволит мне избежать неловкости и позора.

Она лежит и ждёт. Я лежу и ничего не делаю.

Она снимает свой ужасный балахон, который тогда, в летнем полумраке чердака, казался мне более сексуальным, чем любое вечернее платье. Её горячие губы прижимаются к моим. Накопленные мною знания о поцелуях сводятся к тому, что нужно наклонить голову, чтобы не тереться носами. Я приоткрываю рот и чувствую в нём её язык. Через несколько минут я уже достаточно освоился и запомнил её движения. Я в первый раз целуюсь по-взрослому. Меня охватывает эйфория. Теперь все шутки и приметы про нецелованных  меня не касаются. Не потому, что я вру пренебрежительно: «конечно, целовался уже сто раз», а потому, что это на самом деле так.

Мы целуемся половину ночи. Наши губы уже потрескались и болят, но я готов продолжать это бесконечно. Как же меня расстраивает то, что предметы вокруг становятся всё отчётливее, что густую черноту за окном разбавляют светлыми красками.

В отчаянии я кладу ладони на её полную грудь, спрятанную в лифчик. Она не против. Судя по активным движениям губ и языка, ей даже нравится.

— Почему ты меня не раздеваешь? — её вопрос повергает меня в искреннее изумление. На такое я, до этого в жизни не видевший практически голую грудь, никак не рассчитывал. Чёрт возьми, до этой ночи я даже не думал, что буду целоваться взасос ближайшие пару лет.

— У меня нет… защиты, — я взрослый, опытный и разумный парень. За плечами у меня несколько часов поцелуев и робкое поглаживание женских прелестей через одежду.

— Можно ведь и так, — она улыбается. Соблазнительно, ядовито, умопомрачительно.

Я мотаю головой и ненавижу себя.

За окном выпадает роса, начинают кричать петухи. Где-то далеко, за тысячу километров, стучит калитка.

Мы держимся за руки, пока преодолеваем сотню шагов до её дома.

— Пока, — шепчет она и делает шаг вперёд. Я не отпускаю её руки и притягиваю к себе. Стукнувшись зубами, мы ещё долго-долго целуемся.

— Ты здесь на всё лето? — она кивает и пропадает.

Через несколько дней я снова на даче. В кармане у меня пачка презервативов. Они достались мне ценой миллиона нервных клеток, погубленных под лукавым взглядом продавца в аптеке. В быстро сгущающихся сумерках я подхожу к её забору. На воротах висит большой замок. В окнах темно. До следующего лета здесь больше никого не будет.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s