Рядовой Синицын

b1317982282sniper1

К сожалению, я мало знаю о частях внутренних войск и патрулируют ли срочники московский метрополитен, и гугл мне помочь в этом вопросе не смог, поэтому не претендую на достоверность. Просто очень уж хотелось вписать действие именно в такой антураж. Так что, в случае несоответствий с реальностью, будем считать, что всё происходит в некоем параллельном мире.

Рядовой Синицын потянулся и громко зевнул.

— Скучно, — произнёс он. — Слышь, сержант, пошли, что ли, попрошаек в переходе погоняем.

— Сиди, не дёргайся, — рассеянно ответил сержант, полируя пряжку ремня. Пряжка уже блестела, но сержант продолжал наносить на неё пасту ГОИ слой за слоем, втирая её ветошью. — Наряд сдавать скоро, не хватало ещё приключений на жопу найти.

— Тоска же смертная, — продолжал скулить Синицын. — Хоть бы бомжика в вагоне отметелить, уже какое-то веселье. Скажи, Тимох.

Ефрейтор Тимохов с шумом прихлёбывал из щербатой кружки и листал засаленный Плейбой двухлетней давности.

— Да ладно тебе, Диман. Выйдем, ещё начальству на глаза попадёмся, погонят на мороз. Нет, мне и здесь неплохо, — Тимохов поёжился и снова громко глотнул.

— Интеллектуал, — сказал, как плюнул, рядовой Синицын.

Некоторое время он молчал, откинувшись на спинку древнего стула и разглядывая потолок. Вокруг свисавшей на проводе лампочки, дававшей немного тусклого света, кружила муха.

— Сержант, а ты чего делать будешь, когда дембельнёшься? — наконец не выдержал тишины Синицын.

— Известно, чего. В деревню к себе поеду, чего же ещё? — сержант поднялся и вставил в форменные брюки ремень. Некоторое время он разглядывал сияющую пряжку, любуясь плодами своих трудов.

— Вот так сразу и уедешь? А Москву посмотреть? Погулять? На Красную площадь сходить или в ГУМ? Я когда маленький был, мамка с папкой в столицу ездили, потом рассказывали мне про ГУМ. Красотища там, говорят.

— Может, они тебе про ЦУМ рассказывали? — перебил его ефрейтор Тимохов, не отрываясь от разглядывания голых красоток.

— Может и про ЦУМ, — охотно согласился Синицын. — Хер их разберёшь да и давно это было… Так что, сержант, уедешь и даже Москву не посмотришь?

— Нахрена мне она сдалась, столица твоя? — пробормотал сержант. Он сложил большие ладони на столе и уткнул в них лоб. — Мне от этой Москвы тошно становится, даже когда я из казармы за хлебом иду. Не понимаю я, как тут жить. Повсюду грязища, машины. Куда ни глянь, всюду глаза в стену упираются, но самое поганое — люди. Люди везде. Я за год так и не привык. Воротит меня от всего этого. Только и мечтаю снова дома оказаться. Там тихо, спокойно и просторно.

Муха ползала по двери, словно чувствуя, что выход где-то совсем рядом. Пол в комнатушке задрожал от проходящего неподалёку поезда. Лампочка под потолком затряслась, и по стенам пробежали тени сидящих людей.

— Ну и чем в твоей деревне заниматься? — вновь нарушил молчание рядовой Синицын. — Там ведь и работы нет. Гнилой трактор и пустой коровник. Я вот думаю на контракт остаться.

Сержант поднял глаза и с иронией посмотрел на Синицына.

— Ты хоть полгода отслужи, — сказал он, — потом про контракт думай. Ты нас уже нытьём своим затрахал. Потом ещё не так взвоешь. А в деревне я работать не собираюсь. Буду в райцентр ездить. Сорок километров в одну сторону.

— Да ладно, не пыльная тут работёнка, — чуть обиженно пробурчал Синицын. — Платят нормально. Глядишь и на юриста выучусь… Ох, нихрена себе, какие сиськи! — неожиданно воскликнул он, когда ефрейтор Тимохов перевернул очередную страницу журнала.

Они вдвоём с минуту полюбовались картинкой. Только сержант никак не отреагировал, он поднял голову и пристально разглядывал семенящую по двери муху. Она подобралась совсем близко к замочной скважине, словно почуяв, как сквозь неё пробивается совсем слабенькая струйка свежего воздуха, не способная разогнать затхлость, царящую в помещении. Казалось, ещё чуть-чуть и муха проникнет в узкое отверстие и окажется на свободе.

Сержант отобрал у ефрейтора журнал, свернул его и обрушил на муху. Маленькое насекомое медленно упало на пол. Лапки его пару секунд подёргались и замерли.

— Вот так же и мы, как эта муха — со вздохом сказал сержант, возвращая журнал на стол. — Тычемся, тычемся, как слепые котята. А стоит нам только почуять правильный путь, как нас журналом… или того хуже.

— Не всех, — грустно произнёс Ефрейтор Тимохов, стирая с журнала оставшийся от мухи след.

— Не всех, — повторил ефрейтор Синицын. — Некоторые успевают проскочить, а кто-то выхода так и не находит.

— Вроде кричит кто-то, -сержант прислушался. — Слышите?

— Суицидник, наверное. Опять мудак какой-то под поезд бросился, — равнодушно пожал плечами Тимохов, вновь открывая журнал. — Пойдём, что ли? — он посмотрел на сержанта снизу вверх.

— Без нас разберутся, — ответил тот и сел. — Кому-то надоело искать и метаться.

Реклама

2 thoughts on “Рядовой Синицын

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s