Москва — Нью-Йорк

virt

По мотивам недавнего поста родилось некоторое количество ни на что не претендующего текста.

Все персонажи и события случайны, бла-бла-бла.

— Доброе утро. Надеюсь, ты хорошо спала, хотя я до сих пор не понимаю, как ты можешь вставать так рано. Рассказываю тебе коротко о погоде. Москва непригодна к существованию, как обычно. Свинцовый купол из облаков, противный дождь, который падает на чахлую осеннюю листву и стекает с неё маслянистыми струйками.

Возле её ника горел зелёный огонёк, она была в сети, но не отвечала. С самого начала их переписки это было самым тяжёлым – дождаться её первого ответа. Каждый день, как в первый раз, одни и те же беспокойные мысли: «вдруг не ответит», «вдруг ей надоело». В конце концов, могут ли отношения на расстоянии, не подкреплённые ни чем, кроме переписки, продолжаться хоть сколько-то длительное время.

— На дорогах сегодня куда хуже обычного. То ли из-за дождя, то ли из-за мигалок. На работу добрался на метро и вовремя, никого ещё не было. Такое красочное описание унылого октября в Москве должно помочь тебе лучше осознать выгоду своего положения. Я смотрел погоду в Нью-Йорке и погулял по веб-камерам, у вас должно быть хорошо!

Он свернул окно чата и постарался сосредоточиться на работе, чтобы время до её ответа пролетело быстрее. Наконец, Скайп квакнул, уведомляя о новом сообщении.

— Привет! Мне нужно пересилить себя и прекратить болтать с тобой полночи, я совершенно не выспалась! У нас, действительно, замечательная осень. Такая, какая она должна быть. Лови  фотографию.

Он полюбовался видом из её окна: залитые солнечным светом улицы, деревья в золотых шапках листвы, на тротуаре можно было различить людей с бумажными стаканчиками.

История знакомства у них была странная, как и сами их… отношения.

Раньше они были коллегами, работали в одной фирме. Пересекались в коридоре, здоровались и улыбались друг другу. Общались по телефону исключительно по рабочим вопросам. Но его что-то всегда в ней привлекало. Совершенно необъяснимо, так как ничего о ней он не знал. Повода начать более неформальное общение не было, в известных социальных сетях она зарегистрирована не была или была, но под вымышленным именем. Поэтому его симпатия долгое время оставалась скрыта. Проблема была ещё и в том, что она была старше его и занимала высокую должность. Он боялся, что если попытается завязать знакомство, его заподозрят в корыстных мотивах.

Скорее всего, так бы и продолжалось, если бы однажды он не поднимался по лестнице с приятелем, когда навстречу шла она. Они обменялись дежурными приветствиями и улыбками, он уже привычно погасил снова появляющееся желание наладить с ней человеческий контакт, как вдруг подал голос приятель:

— Что это за рыжая милашка тебе улыбнулась? Хорошенькая.

— Не правда ли? – в этот момент в нём, видимо, проснулся дух соперничества, и он решил, что сегодня точно ей напишет.

— У вас очаровательная улыбка, — писал он через несколько минут, — жаль, что мне так редко доводится её видеть.

Несколько минут после отправки сообщения он неподвижно сидел, сильно волнуясь, хотя раньше чем через час ответа ждать не следовало.

Ответа не было ни через час, ни через два. Видимо, она просто решила проигнорировать это странное послание непонятно от кого.

Ещё через час, успокаивая себя тем, что хотя бы попытался, он встал со своего места, чтобы размяться, подошёл к большому окну, смотрящему во внутренний двор офисного центра, и увидел её. Она заходила в здание, очевидно только возвращаясь с затянувшегося обеда.

Через пятнадцать минут на мониторе всплыло окно входящего сообщения.

— Спасибо. Очень неожиданно, но приятно.

«Что же написать? Как развить диалог?», — судорожно носились в голове мысли. Он был так сосредоточен на первом сообщении, что даже не подумал заранее, о чём будет говорить, если она ответит.

— А давайте как-нибудь кофе попьём? – брякнул он первое, что пришло в голову.

От встречи она отказалась, посчитав это предложение спонтанным и необдуманным, зато они начали активно переписываться и общаться на самые разные темы. Собственно, на большее в первое время он и не рассчитывал, поэтому был доволен и этим.

В первые дни общения ему приходилось бороться с её подозрительностью и недоверием. Как он и предполагал, его обвиняли в неискренности и искали во всех его словах подвох. Со временем, правда, ему удалось растопить этот лёд.

Он не знал, как назвать то, что происходит между ними. Так ни разу и не встретившись вживую, не побывав ни на одном свидании с ней, он всё равно чувствовал, что влюбляется. Через две недели завязавшегося знакомства казалось, что они знакомы много лет. Ему было настолько и комфортно общаться с ней, что он уже не представлял, как будет проводить время, если она вдруг решит оборвать эту связь.

— Сейчас двенадцать часов ночи, а тебя всё нет. Я не лягу спать, пока ты не появишься, — писал он в офлайн со слипающимися глазами, периодически чуть ли не утыкаясь носом в клавиатуру ноутбука.

Первое же её сообщение прогоняло сон, и они могли болтать до двух, трёх, иногда даже до четырёх часов ночи. И так каждый день. Он спал по четыре часа, но утром чувствовал себя бодрым и свежим, как будто его девушка была не в виртуальном пространстве, а провела всю ночь рядом с ним. Это общение заряжало его энергией и придавало сил. Всё это было очень странно, человеку со стороны, показалось бы ненормальным, что два взрослых человека с такой взаимной симпатией общаются посредством интернета и не хотят переносить это общение в жизнь.

— Ты знаешь, что почти всё время, что мы переписываемся, я улыбаюсь? Я стараюсь это делать украдкой, чтобы не показаться окружающим идиотом. Только когда мы расстаёмся, я перестаю улыбаться.

— А ты знаешь, что всё это нам пора бы уже прекратить? Ты мучаешь меня и мучаешься сам.

— Мы уже это обсуждали. Если ты хочешь это прекратить – прекращай. Но я тебе в этом помогать не буду, ты мне слишком нравишься.

— Близнецы совершенно несовместимы с козерогами. Об этом писали в Космо.

— Я ценю твоё чувство юмора.

— Я, конечно, не до такой степени верю в гороскопы и не читаю журналы для девушек. Зато я точно знаю, что мы из совершенно разных миров. Тебе нужно встретить ровесницу, которая будет тебя ценить, потому что тебя очень за многое можно и нужно ценить, а мне не нужно тратить время на этот бессмысленный виртуальный роман. Но и бороться с соблазном снова и снова разговаривать с тобой становится всё труднее. Я знаю, что это всё не случайно.

— Даже сейчас я улыбаюсь. Хочу погладить тебя по волосам и прижать к себе, чтобы дурацкие мысли не лезли в твою красивую голову.

Так сколько может продолжаться общение, завязанное на чувствах, эмоциях, радости и грусти, передаваемых только пакетами по сети? Они оба об этом задумывались и боялись, что кому-то из них первому это надоест.

— Когда-нибудь ты просто перестанешь мне писать. Либо мы начнём говорить о погоде, не зная, какую тему подобрать для разговора, — писала она ему.

— Когда-нибудь твой азарт угаснет, и ты поймёшь, что ничего интересного во мне нет, и нас ничего не связывает, — делился он с ней своими страхами.

Время шло, но никакого пресыщения друг другом они не замечали, всё так же болтая по ночам, не высыпаясь, радуясь друг другу, делясь своими мыслями и переживаниями, становясь всё ближе. Только о встрече он, помня о первом своём импульсивном выпаде, больше не упоминал. Каждый по-своему боялся сделать этот решающий шаг.

А потом внезапно крупная иностранная фирма, в которой она проходила собеседование ещё несколько месяцев назад, внезапно предложила ей работу в Нью-Йорке. Она приняла верное решение и согласилась. Теперь их разделяло пять часовых поясов и тысячи километров воды и суши.

— Между нами будто бы ничего не изменилось, — писал он ей, — мы всё так же помногу общаемся друг с другом, но я физически ощущаю, как ты теперь далеко.

— Раньше мы общались так, будто недавно расстались и можем в любой момент снова встретиться. Теперь всё иначе, — грустила она.

Таково подлое свойство человеческой натуры. То, о чём раньше они боялись говорить, теперь доминировало в темах их разговоров. Они постоянно обсуждали, как было бы прекрасно наконец встретиться. Почувствовать тепло друг друга, посидеть молча, держась за руки. Они начали общаться не только текстом, но и частенько созванивались, устраивали видео-чаты. Но безжалостное расстояние всё равно давило их своим грузом, отчасти и поэтому они стали относиться друг к другу гораздо трепетнее и теплее.

— Я целую тебя в рыжую макушку и разминаю руками голые плечи, твоя белая кожа так прекрасна в приглушённом свете торшера.

— Я расслабляюсь и откидываюсь на спинку кресла. Мне так нравится, как твои крепкие руки касаются меня.

— Я наклоняюсь и целую тебя в шею.

— Куда ты пропала? Ты не уснула?

— Прости, я почувствовала запах гари и вспомнила о пироге! На чём мы остановились?!

— Хозяюшка ты моя.

Он видел, что она набирает сообщение, но решил опередить её.

— У меня потрясающие новости! Я только что узнал.

— Подожди, подожди… я тоже должна кое-что сказать!

— Ладно, ты первая, — он хотел ещё немного насладиться предвкушением радости от своего сообщения.

— Через неделю я буду в Москве! Меня отправляют на пресс-конференцию на пять дней.  Плюс я ещё взяла несколько дней отгула, поэтому мы сможем быть вместе почти две недели!

— Почему ты молишь? Ты не рад? (она вставила грустный смайлик) Я до последнего момента тебе не говорила, чтобы не сглазить удачу. Сегодня всё стало ясно окончательно. Так что у тебя за новости?

— Мои новости. Я не хотел рассказывать до того, как всё решится окончательно. Меня отправляют в командировку в Нью-Йорк. Через неделю. На десять дней.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s