Коротко о главном — 10 и до конца

Выложу всё оставшееся одним махом, так как тема уже потеряла для меня актуальность и возиться с этими записями больше не хочется. Надо двигаться дальше.

*          В штабе появился новый сотрудник. Уже третью неделю из кабинета в кабинет кочует мохнатый дымчатый кот. Очень красивый, несмотря на некоторую растрёпанность, ласковый и воспитанный. Свои кошачьи дела справляет исключительно вне помещения, смотрит на всех умными жёлтыми глазами и громко урчит, когда его чешут за ухом. Обнаглевшие в последнее время мыши испуганно затаились, хотя кот никакого интереса к охоте не проявляет, с аппетитом трескает сосиски и котлеты, а в свободное от еды время спит в тёплых углах. Особенно ему приглянулись три кабинета нашего отделения (видимо, потому что восторженных женщин у нас подавляющее большинство). Беспородные клички вроде Дымка и Пушка кота совершенно не трогают, хотя и моё обращение – Домовой — он замечает только с приставкой кис-кис.

Начало февраля 2011 г.

 

*          Наверное, я один из немногих военнослужащих-по-призыву, которых замполит поймал на КПП с бушлатом, набитым пивом и при этом отделавшихся лишь лёгким испугом. Вообще бушлат – замечательная вещь. За пазуху можно набить кучей предметов, а сторонний наблюдатель этого не заметит. Однако товарищ подполковник, он же помощник командира бригады по работе с личным составом – калач тёртый. Стоило нам столкнуться возле турникета, как он твёрдой рукой начал извлекать бутылку за бутылкой. Пришлось звонить начальству, благо и пиво я брал как раз для него. «Ты, слоняра, больше так не носи. Пакет бери», — сказал мне замполит после разъяснительной беседы по телефону.

*          «Письма из горящего танка».

Из рапорта Самого замполита: «Прошу Вашего ходатайства, в целях выздоровления морального климата в подразделениях бригады, перевести личный состав…». Командир мотострелковой роты в своём рапорте придумал какую-то новую должность «гранатамечик», а вот выдержка из рапорта начальника службы тыла: «… в результате проверки личного состава было выявлено, что отсутствуют рядовой П., рядовой С., рядовой Ф. В результате организованных поисков рядовые С. и Ф. были найдены. Рядовой П. был обнаружен в подъезде жилого дома, пьяный, облеванный и обоссанный…».

Середина февраля 2011 г.

 

*          Очень неоднозначные чувства вызвала у меня книга Андрея Рубанова «Йод», но со следующими строчками я категорически согласен: «…я устал от дикого празднования футбольных побед. Я не хочу с пьяной мордой праздновать футбольную победу. Запуск ракеты на Юпитер или открытие хайвэя от Москвы до Магадана – тут я буду первый праздновать, и напьюсь страшно, и флагом буду махать, и орать до утра, и пускать фейерверки. Но ведь никто ничего не запускает и не строит! Мне пихают футбол, Олимпиаду в Сочи и «Евровидение» за сорок миллионов долларов…»

*          «Я у тебя толчовки позаимствую?» — мой молодой коллега недавнего призыва чуть было не схлопотал по шапке за такое издевательство над языком. Досчитав про себя до пяти, я очень даже вежливо потребовал от него говорить по-русски. Я, конечно, понимаю – армейский жаргон, хуё-моё, но все эти орехи, бигусы, чиперы, а теперь вот ещё и толчовки звучат в его устах крайне нелепо. Называть офицеров чуваками я его уже отучил.

— Тут какой-то чувак приходил. Тебя спрашивал.

— Артём, ёбаныйврот, в армии нет чуваков. Если ты не знаешь, кто конкретно приходил, ориентируйся хотя бы на знаки различия…

Нет. Без дедовщины в армии никак. Качать надо этих балбесов в пиксельной форме, пока не поумнеют.

*          Штабные бессонные ночи. Провонявшие сигаретным дымом и нестираными комками. Что-то в этом всё-таки есть. Сидишь и расслабленно болтаешь с лейтенантом, попутно, дрожащими от нервных переживаний руками, набиваешь акт проверки личного состава мотострелкового батальона. О чём можно болтать в пять утра? Обо всём, что волнует сотрудников отделения комплектования бригады на пять тысяч человек. О вороватых работниках столовой, о многочисленных офицерских вакантах и о куче офицеров в распоряжении, о тупых командирах подразделений, которые не могут подать нормальные рапорта на снятия личного состава с котлового довольствия и которые совершенно не знают свой личный состав, о проблемах срочной службы, которые лейтенант понимает очень хорошо, так как сам служил два года срочки и о многом другом… лишь бы не защемить.

*          «… вряд ли я умыкнул хоть на малое время чье-нибудь сердце, да мне этого и не хотелось. Я хотел нравиться, а не чтобы меня любили. С любовью шутки плохи. Любовь калечит людей, любовь убивает».

Иэн Бэнкс «Улица отчаяния».

Конец февраля 2011 г.

 

*          Вот и она. Долгожданная весна.

Новости, что начальник заболел и его на работе не будет, обрадовались как школьники, у которых отменили уроки.

1 марта 2011 г.

 

*          15.00. Звонит начальник, который третий день находится дома на излечении.

— Хули ты трубку не берёшь?! – предыдущий звонок от него был в 23.00 накануне вечером.

— Поздно заметил, что вы звонили, товарищ полковник.

— Надо было перезвонить. Короче, найди дощечку 25х30, принеси мне домой…

Задание на некоторое время повергло меня в ступор. За 25 лет жизни мне ни разу не понадобилась дощечка 25х30 и я представления не имел, где её взять. Специализированных дощечковых магазинов в районе также не имелось. Для очистки совести я сходил в столярку на территории части, хотя время было обеденное, да и всех столяров, согласно последним слухам, сократили. Столярка была закрыта. Я прошёлся по всем кабинетам штаба, спрашивая у всех знакомых, не завалялось ли у них где-нибудь дощечки двадцать пять-на-тридцать. Где-то меня сразу посылали, где-то обещали посмотреть, где-то дощечка должна была быть: вот где-то тут валялась, именно такая, какая тебе нужна. Через полчаса таких поисков я стал обладателем двух дощечек, правда, немного других размеров, одна из них была из орг. стекла, другая из ДСП. Свои потом и кровью добытые трофеи я отнёс начальнику в берлогу домой, где они были небрежно брошены на пол его супругой, с криком: «Ян (малолетний сын), тебе тут дощечку принесли».

Кстати, ещё через час ко мне подошли совсем даже не сокращённые плотники-столяры, которые принесли мне идеально подогнанную под требуемые размеры, отшлифованную и отполированную деревянную дощечку.

*          Пришлось недавно побродить по части в ночное время. Возвращался в свой родной кубрик с надеждой принять душ и лечь спать, но оказалось, что весь взвод убыл на ночные стрельбы, забрав с собой ключ от двери. Пришлось через взводника (уже бывшего) связываться с контрактником, который живёт в том же кубрике:

— Астап, ты где?

— На стрельбище.

— Как бы мне ключ получить? Может, пришлёшь кого-нибудь к батальону?

— Никак. Мы тут зашиваемся все. Подходи сам.

К счастью, я хоть и насквозь штабной товарищ, но немаленькую территорию части знаю неплохо. Чтобы добраться до стрельбища, пришлось сначала пройти все обитаемые места и пересечь поле, поскакав в темноте по заснеженным кочкам.

— И где тут тебя искать?

— Видишь, где народу много стоит?

— Это возле той хуйни, в которой наши БМП стоят?

— Нет, с другой стороны. Возле пункта выдачи боевого питания.

На обратном пути возле скупо освещённого входа в казарму роты РХБЗ мне померещился сидящий на ступеньках солдат без бушлата. Споткнувшись об очередную кочку, я на секунду отвлёкся и когда снова посмотрел на казарму, никого там уже не было. Чёрный дембель, не иначе.

*          Ну вот опять. Снилось, что иду я по Земляному валу, собираюсь зайти в какое-нибудь кафе и думаю о том, что вот наконец-то я уже на самом деле, сто процентов, теперь-то уж точно уволился из армии, и это не сон. Даже щипал себя во сне, чтобы убедиться. И вдруг:

— Антон, вставать будешь?

— А что, надо?

— Ну, типа, подъём уже был…

— Да и хуй с ним.

— А, ну спи тогда.

*          Самое классное, после того, как проработал без перерыва на сон и отдых часов 40, это когда тебя отпускают пораньше, часов в 8 вечера, и ты приходишь в кубрик с намерением постираться и помыться, а душ занят, и ты, скинув ботинки, ложишься на кровать с мыслью: «пять минут полежу, подожду, пока душ освободится» и выныриваешь из обморока уже утром, понимая, что проспал всю ночь в одежде, на застеленной кровати, и нет никаких воспоминаний о снах или о том, как ты успел уснуть.

*          В бригаде ввели новую должность: помощник командира по работе с верующими военнослужащими. По закону, если в войсковой части проходит службу больше десяти процентов военнослужащих определённого вероисповедания от общей списочной численности личного состава, вводится дополнительная гражданская должность. ПадреБатюшка у нас теперь есть. Работать он будет на полставки, то есть, 16 часов в неделю он должен проводить в части. Финансовый майор, который, после сокращения фин. службы претендовал на место помощника по работе с верующими (только по мусульманскому направлению), рассказал о том, чем, в идеале, священник должен заниматься. Как я и предполагал, общение солдата с батюшкой должно проходить в форме диалога, без идиотских общих построений с массовым окроплением святой водой и прочего маразма. При этом общение должно быть сугубо добровольным и приватным. Но это, повторюсь, в идеале. На самом деле, многое будет зависеть от самого батюшки, ну и, конечно, от командира. Мне очень интересно, что получится из данного начинания. Скатится ли это, как и практически всё в армии, к обычному долбоебизму, с религиозными проповедями на построениях и формальному подходу священника к своим обязанностям. Или у батюшки действительно есть заинтересованность в работе с военнослужащими, и солдаты действительно смогут обратиться к нему за помощью.

— Вот ты говоришь, при наличии 10-ти процентов военнослужащих определённого вероисповедания вводится новая должность. Допустим, есть у нас сейчас 10% мусульман, а через полгода, после увольнения, их останется меньше, что тогда с должностью будет?

— Она сокращается.

— А потом опять призыв и снова больше десяти процентов мусульман?

— Снова вводится.

Начало марта 2011 г.

 

*          Выборы.

Во-первых, мне совершенно непонятно, какое отношение срочники, призванные с разных концов страны, имеют к выборам в местную думу. Проголосовать должно было сто процентов военнослужащих.

Во-вторых, чёткая военная организация. Наш батальон подняли в шесть утра, а в семь тридцать мы уже были возле избирательного участка. Простояли мы там до десяти часов, в течение которых пропускали все остальные подразделения нашей бригады, понаехавшие из других военных городков. В десять часов, несолоно хлебавши, нас увели в казарму. Это, кстати, мне понравилось, потому что я смог поспать полтора часа. В 12 нас снова построили и отвели к участку, где мы простояли ещё три часа и только в 15.00 я опустил свои бюллетени в урну. В очереди к нам подходил батальонный замполит, вполголоса напоминавший: «Помните как голосуем? В первом бюллетени ставим галочку напротив первой строчки, во втором напротив третьей». Я к наставлениям не прислушался и проголосовал по-своему.

*          «И я вспомнил Четырнадцатый том сочинений Боконона – прошлой ночью я его прочел весь целиком. Четырнадцатый том озаглавлен так:

«Может ли разумный человек, учитывая опыт прошедших веков, питать хоть малейшую надежду на светлое будущее человечества?»

Прочесть Четырнадцатый том недолго. Он состоит всего из одного слова и точки: «Нет»».

Курт Воннегут «Колыбель для кошки».

*          В отделении комплектования нашей мотострелковой бригады интриги по своему накалу не уступают ни одному реалити-шоу. Ситуация особенно обострилась в последний месяц. Сперва из несекретного делопроизводства уволился практически весь состав — четыре гражданские женщины. Причинами стали, во-первых, сокращение заработной платы, которая и без того была невысока. Во-вторых, и это главное – конфликт с начальством. Товарищ подполковник, в общем-то, не особо дипломатичен и без мата ни одного предложения составить не может. В отношении солдат это ещё можно понять, но точно так же он общается и с женщинами, которые тут работают. Второй жертвой расхождения интересов, стал наш лейтенант, работавший в этом отделении с самого дня сформирования бригады и бывший начальником строевой части ещё в дивизии. Он уже давно собирался уйти на своё штатное место (сюда он был прикомандирован), вот его и добили. Все в печали, так как лейтенант был весёлый одессит и работать с ним было хорошо. По официальной версии, которая звучит постоянно, лейтенанта выгнали за постоянные пьянки в рабочее время. Однако же, если лейтенант и пил на работе (довольно редко), то только в компании начальства. Ну а полгода назад майор, который тоже работал  в отделении комплектования, ушёл однажды в отпуск и уже к нам не вернулся. Сделали его козлом отпущения за какие-то махинации с увольнением контрактников.

 

*          25 лет в армии (день рождения) – такое случается только раз в жизни и то не у каждого. Утром и днём юбилей проходил в напряжённой атмосфере подготовки к параду, зато вечером угощал сослуживцев чаем и тортами.

Забавно, но понять, нужна тебе служба в армии или нет, можно только отслужив.

Середина марта 2011 г.

*          Ёбаный парад. А скоро ещё и призыв начнётся. Пиздец.

*          Такого снегопада не бывало даже зимой. Крупные как кукурузные хлопья снежинки засыпают асфальт, но тут же тают, образуя непроходимые лужи и слякоть. Улица за окном сейчас похожа на стеклянный шар, который нужно потрясти, как следует, чтобы маленький замок засыпало снегом.

Конец марта 2011 г.

 

*          1 апреля. Сугробы с января не уменьшились ни на сантиметр. Не хочу больше слышать про глобальное потепление.

*          Где ещё можно с таким удовольствием написать рапорт на увольнение, как не в армии.

*          С горем пополам отправили почти тысячу человек в Москву, будут там готовиться к участию в параде на Красной площади. Очень надеюсь, что я буду наблюдать за ним уже по телевизору. Военные – самые неорганизованные люди. Всё у них делается в последний момент и даже в этот самый последний момент всё может поменяться ещё несколько раз. Вся подготовка к отправке команд в Москву легла на нас весго лишь за неделю до даты отъезда. За эту неделю надо было собрать с подразделений сведения по личному составу (количество, имена, фамилии, номера военных билетов, планы размещения в вагонах), составить именные списки, маршрутные листы, выписать командировочные офицерам и контрактникам, заказать и выкупить билеты, распечатать всё это, согласовать с ФСБ, внести кучу изменений и исправлений, снова распечатать, снова согласовать и так всю неделю до последнего дня. Не спали, болели, орали, делали, печатали, исправляли, орали, печатали… Даже период призыва не был столь напряжённым.Я всё ещё не начал курить, но по-прежнему очень хочется напиться и забыться.

*          Давным-давно… Военная карьера считалась престижной и уважаемой. Военные считались завидными женихами.

Наше время… «Военные плохо живут» — такое заявление сейчас можно услышать чаще всего. И действительно, условиям жизни молодых лейтенантов, зрелых капитанов и матёрых майоров, не позавидуешь. Тесные комнаты в семейных общежитиях, где условия, порой, хуже, чем в солдатских кубриках; небольшой доход – тут необходимо упомянуть о том, что военным регулярно выплачиваются премии (квартальные, годовые, материальная помощь), однако, даже этого дополнительного материального стимулирования офицер может лишиться очень легко. Особенно, если у него напряженные отношения с каким-нибудь начальником. Неснятое взыскание (выговор можно получить за любую ерунду) означает, что военный лишается дополнительных выплат.

Однако рассмотрим быт трёх подполковников. Все трое работают в управлении бригады, все стоят на подполковничьих должностях и, по большому счету, их финансовое положение не должно сильно разниться.

Один подполковник руководит службой войск. Занимается распределением нарядов, караулов, административными расследованиями по всяким чипкам (ЧП) и. т. п. Заношенная форма, постоянно небрит (военный вариант Гришковца — очень похож)ходит пешком, с потёртым пакетиком. В общем, стойкое ощущение, что человек живёт от зарплаты до зарплаты.

Второй подполковник. Начальствует над отделением комплектования бригады. Через него проходят все призывники и контрактники в звании до прапорщиков. В его власти распоряжаться назначением на должности, увольнением. Он может уволить срочника пораньше на недельку, а то и на две, может поменять статью увольнения контрактника с «по несоблюдению условий контракта» на «по собственному желанию». Он занимается контролем учета личного состава в подразделениях бригады (а их больше двадцати) и может объявить выговор (за который, как я писал выше, офицер лишается премии), может снять выговор и многое другое. Человек, с которым все хотят дружить, со всеми вытекающими и булькающими. Выкуривает по две пачки «парламента» в день, пьёт только виски и коньяк, ездит на новом внедорожнике стоимостью больше миллиона рублей.

Третий. Главный инженер бригады. Заведует всеми инженерно-саперными работами в части. А за участие в подрывах даже срочники получают хорошие деньги. Попался мне недавно на глаза один приказ по выплатам за участие в подрывных работах. Некоторым водителям (срочникам), перевозящим опасные грузы (тротил), выплачивают по 40 тысяч рублей. Приказ такой пишется ежемесячно. И это только один срочник. А подполковник стоит во главе всего этого.Кабинет обставлен по последнему слову техники.

Примеров таких можно приводить много, я просто рассмотрел наиболее мне близкие. Обвинять, осуждать или неодобрительно качать головой я не собираюсь. Каждый хочет вкусно есть и хорошо жить, поэтому все крутятся как могут. Просто это утверждение: «военные плохо живут», оно немножко лицемерное. Плохо (да и то плохо ли) живут только честные военные.

*          Два месяца я колебался, стоит ли об этом писать, но всё-таки собрался. В течение месяца в нашей бригаде погибло два солдата срочной службы. Первый сменялся из наряда (в городе), совершил самовольную отлучку, каким-то образом ночью оказался на мосту, а дальше не ясно. Через два дня из реки выловили его тело. Второй пошёл ночью снимать деньги с карточки в старый штаб полка (банкоматы убрали оттуда полгода назад, однако официальная версия стоит на своём) и рухнул замертво. Истории тёмные, так что даже нам, непосредственно работавшим с этими делами, известно очень мало. Но самое печальное – это наплевательское отношение командования к произошедшему. Суета выражалась только в том, чтобы каждому поскорее да понадёжнее прикрыть свою жопу. И в том, и другом случае первым делом были приняты меры к тому, чтобы у проверяющих комиссий возникло как можно меньше ненужных вопросов. Например, почему солдат, два дня отсутствовавший в подразделении, не был подан как СОЧ или что делал второй солдат не в своём подразделении, которое дислоцируется в другом военном городке, а в клубе у помощника командира по работе с личным составом (новое название должности замполита). И уж совсем мне не понятно, почему, имея столько косяков на бригаде, весь командный состав ещё не сменился и не понёс особых наказаний.

*          10 суток плюс дорога. Именно столько отпуска даётся срочнику, в случае смерти близкого родственника. За 10 суток, потерявший отца или мать солдат, должен уладить все дела и привести в порядок свои переживания и как ни в чём не бывало встать в строй.

*          В 4 часа утра в кубрик вваливается не совсем трезвый бывший замок (заместитель командира взвода), теперь уже гражданский в связи с истечением срока контракта, причём вваливается не один, а со своей девицей. Очень вежливо (он вообще человек неплохой) будит всех срочников и просит их переместиться в соседний кубрик.

— Антох, ну ты же понимаешь, — показывая на девушку, несколько смущённо, говорит он мне.

Любовь на узкой, скрипучей солдатской койке. По-моему, никакой романтики.

*          Есть что-то неправильное в том, что современные призывники живут не в общей казарме, а в отдельных ячейках по 3-6 человек в каждой. Несомненно,условия стали гораздо более человечными (закроем глаза на то, что беспорядок в кубриках меньше бросается в глаза командирам, а обойти все ячейки с проверкой времени не хватает, поэтому солдат чистоплотными назвать нельзя), но, как мне кажется, условия такие больше подходят для контрактников. Пропал важный элемент для превращения мальчика в настоящего мужика. Нет больше духа товарищества, борьба за выживание потеряла былую остроту, теперь рота (батарея) разбивается на небольшие кучки и в каждом кубрике образовывается своя коалиция, что для общественной жизни коллектива губительно. Я, конечно, основываюсь, в первую очередь, не на своём опыте, а на наблюдениях за жизнью разных подразделений и на разговорах с контрактниками/офицерами, кто ещё проходил службу по-старинке.

*             «В  течение десяти недель мы проходили военное  обучение, и за это время нас успели перевоспитать более основательно, чем за десять школьных лет. Нам внушали, что  начищенная пуговица важнее, чем целых четыре тома Шопенгауэра. Мы убедились — сначала с удивлением, затем с горечью и наконец с равнодушием —  в том,  что здесь  все решает, как видно, не разум, а сапожная щетка,  не мысль, а  заведенный некогда распорядок,  не  свобода,  а  муштра.  Мы стали

солдатами по доброй воле, из энтузиазма; но здесь делалось все, чтобы выбить из нас  это чувство. Через три недели нам уже не казалось  непостижимым, что почтальон с лычками унтера имеет над нами  больше власти, чем наши родители, наши школьные наставники и все  носители человеческой культуры от Платона до Гете,  вместе  взятые.  Мы видели  своими  молодыми,  зоркими  глазами,  что классический идеал отечества, который нам нарисовали наши учителя,  пока что находил  здесь  реальное  воплощение  в  столь  полном  отречении  от  своей личности, какого никто  и никогда  не вздумал бы потребовать даже от  самого последнего слуги. Козырять, стоять навытяжку, заниматься  шагистикой,  брать на караул, вертеться направо  и налево,  щелкать каблуками,  терпеть брань и тысячи придирок, — мы мыслили себе нашу задачу совсем иначе  и  считали, что нас готовят к подвигам, как цирковых лошадей готовят к выступлению. Впрочем, мы  скоро  привыкли к  этому.  Мы даже  поняли, что кое-что  из  этого  было действительно необходимо, зато  все остальное, безусловно, только мешало. На эти вещи у солдата тонкий нюх».

Ремарк «На западном фронте без перемен».

*          Похоже, на плацу зачитали приказ министра обороны об организации увольнения военнослужащих, выслуживших установленные сроки военной службы по призыву. Несколько раз в отделение звонили солдаты, узнать дату своего увольнения. Спрашиваю, почему нельзя посмотреть дату в военном билете, рассказывают какую-то ерунду, типа: «там непонятно написано», «а вдруг там не точно», и т.п.

Начало апреля 2011 г.

 

*          Последний пошёл. Ровно месяц остался до выхода из этого дурдома. Чувствую, этот месяц будет тянуться долго, даже несмотря на обещание начальника уволить меня раньше срока. Экипировался гражданской одеждой (спасибо за посылку), но погода за окном и прогнозы на ближайшее будущее тепла не обещают, поэтому жду ещё и куртку.

*          «Ребята,  с которыми  я  служил,  все хотели  домой.  Даже те, у кого  и дома-то  не  было. Просто  нужно было  хотеть.  Хотеть домой  было  проще  и понятнее всего. В голове все  время звучало: «Хочудомой, хочудомой,  хочудомой».  «Хочуесть» и  «хочудомой», «хочу спать» и «хочудомой», все время,  все время, как стук  колес  в поезде. Этот стук  то слышно, то не слышно, он то приятен, тоневыносим, но он все время есть, когда ты в поезде, конечно…

…И тогда  дембелек выходит на родном полустанке виноватый, помятый такой…. Он же надеялся,  что  Родина ему будет благодарна. Что все будут  смотреть на  него, как когда-то я  смотрел на тех людей, выходящих из кинотеатра. В смысле, уважать будут, будут любить.

Мы  же ведь…  там… елки зеленые. Мы же…. Неважно…. Мы там…,  нам ведь очень было…. Мы же не  виноваты…, мы  старались…. Выспросите  — мы  расскажем,  как  мы защищали  Родину.  Хорошо  защищали.  Вы спросите».

Гришковец «Как я съел собаку»

*             Вожатый служебных собак по фамилии Лай.

*             Ещё про фамилии. Есть у нас один танкист. Коренастый крепыш по фамилии Лэя. Первая же моя ассоциация, когда я услышал его фамилию – принцесса. К сожалению, он сам «Звёздные войны» не смотрел, зато характер у него спокойный и мои хихиканья он переносит стойко (хотя мог бы и ёбнуть по башке). А вчера к нам прибыла команда из учебки. Теперь у принцессы Лэи есть компания — Ландо. Блять, чувствую у нас так скоро и Чубаки с Эвоками заведутся.

Стас, прости!

 

*             Замечательно наконец-то перейти на летнюю форму одежды и забыть про громоздкие, неуклюжие бушлаты и шапки.

*             На гражданке понедельник – это всего лишь понедельник. А в армии понедельник – это командирский день.

Середина апреля 2011 г.

 

*          Дембельские симфонии. Все 500 человек, что нам должны были поставить из учебных частей, прибыли за одну неделю. Всех распределили, всех поставил в штат, все приказы и довольствие отработал, учёт произвёл. Так что совесть моя чиста. Можно увольняться. Осталось только увольнение и молодое пополнение, но это уже будет без меня.

 

*          Наверное, уже можно начать подводить какие-то итоги моего пребывания в Вооружённых силах Российской Федерации. Я представляю, как вернусь домой, мама позовёт гостей, и почти в таком же составе, как и на моих проводах, соберутся за щедрым столом наши самые любимые родственники и друзья и одним из главных вопросов, который они мне зададут будет: не пожалел ли я, что пошёл служить. И ответить на него однозначно я не смогу. Очень много всего было за этот год. Вспоминается куча плохого и почти ничего хорошего, однако это не значит, что положительного эффекта армия мне не дала. Уже на первом месяце службы происходит резкий пересмотр ценностей, совершенно иначе начинаешь воспринимать ту гражданскую жизнь, которая у тебя была до службы. Армия – это безусловно школа жизни, хотя методы обучения вызывают противоречивые (в основном отрицательные) чувства.

Лично у меня было несколько целей, ради которых я сюда пошёл. Основная – смена обстановки и бегство от личных проблем. И в первое время это стремление реализовалось у меня на 200 процентов. Жизнь на КМБ, присяга, взаимоотношения в роте, поля, работа в штабе, всё это было совершенно непривычным для меня и дарило море впечатлений (иногда даже положительных) пока не превратилось в рутину. В общем итоге, цель номер один, можно сказать, достигнута, на целый год я поменял привычный образ жизни и теперь очень хочу вернуться к тому, что было, с некоторыми коррективами.

В армии я хотел узнать, что же такое настоящая мужская дружба, товарищество и взаимовыручка. Фэйл. На КМБ я подружился с одним хорошим человеком (Марат, привет), но потом служба нас развела и виделись мы очень редко и урывками, но всегда старались держать связь, надеюсь, на гражданке мы продолжим общаться. Завёл много знакомств, из которых некоторые очень хорошие, можно сказать, приятельские, но дружба… настоящей дружбы так и не случилось.

Из положительных моментов, кроме большей жажды жизни, могу отметить сильно уменьшившуюся брезгливость. Где ещё, как не в армии, можно стелить постельное белье на деревянные нары, засыпанные песком, сутками не снимать тяжёлые ботинки (ноги у меня стали как у черепашки-ниндзя), спать в грязном бушлате на грязном полу, неделями сидеть без воды, есть из котелка, в котором болталась открытая банка гуталина (из чистящих средств – только песок), в дикую жару пить литрами мутную воду с видимым осадком, носить одежду и бельё, которые до тебя носили десятки человек и тэдэ, и тэпэ.

К тому же в штабе я получил опыт работы, который трудно получить где-либо ещё. Круглыми сутками, без выходных, с абсолютно авторитарным начальством, в экстремальных условиях и сроках, с решением диких на взгляд гражданского человека задач. Это будет полезно.

Так всё-таки, как мне ответить на вопрос, пожалел ли я или нет, отправившись служить. Однозначно, пройти через это ещё раз я не хочу. Я уверен, что служба будет сниться мне в кошмарах. В первый месяц службы я готов был поклясться, что никому и никогда не посоветую пойти в армию, и что от армии надо бежать, как от огня. Сейчас, через год, я не буду таки категоричным. Армия полезна, но большую часть положительных эффектов, что даёт армия, можно получить и в обычной жизни. И это, блять, всё-таки вечный вопрос, который я буду задавать себе снова и снова и который будет постоянно меня раздражать.

*          Всё. Хватит.

«Идите вы в жопу, мужики, а я домой пошёл. Вы — в жопу, а я — домой».

Эрик Картман.

Дембельский май 2011.

Часть 1.

Часть 2.

Часть 3.

Часть 4.

Часть 5.

Часть 6.

Часть 7.

Часть 8.

Часть 9.

Ещё про мою службу:

1.

2.

3.

4.

5.

6.

Реклама

9 thoughts on “Коротко о главном — 10 и до конца

  1. Уведомление: Коротко о главном | Хронический попоболик

  2. Уведомление: Коротко о главном-3 | Хронический попоболик

  3. Уведомление: Коротко о главном – 5 | Хронический попоболик

  4. Уведомление: Коротко о главном – 6 | Хронический попоболик

  5. Уведомление: Коротко о главном – 8 | Хронический попоболик

  6. Уведомление: Коротко о главном-2 | Хронический попоболик

  7. Уведомление: Коротко о главном – 4 | Хронический попоболик

  8. Уведомление: Коротко о главном – 7 | Хронический попоболик

  9. Уведомление: Коротко о главном – 9 | Хронический попоболик

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s